Мнения / Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4188 от 24.10.2016 под заголовком: Наше «мы»: Монументы меньшинства

Символ воли меньшинства

За кого голосуют поклонники политического стиля Ивана Грозного
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Алексей Левинсон

Те, кто увековечивает Сталина и Грозного, думают они о том или нет, выписывают власти (нынешней, будущей, любой) мандат на массовые репрессии: убеждают россиян в том, что правитель в России, сколько бы он душ ни загубил, отвечать перед современниками не будет, а потомки его еще и восславят. Таков, мол, русский народ. Ему нужен царь, и притом с сильной рукой, т. е. жестокий.

Массовые опросы позволяют установить, насколько верны подобные утверждения про русский народ. «Левада-центр» предложил недавно россиянам на выбор два остро сформулированных суждения о том, какой должна быть власть в России.

Суждение первое: «Вся власть в России должна быть сосредоточена в одних руках, а выборы и так называемые демократические свободы не нужны». Суждение второе: «Свободные выборы и демократические свободы должны быть основой устройства общества; ни при каких обстоятельствах нельзя допускать, чтобы власть в России была сосредоточена в одних руках».

Этот вопрос не о том, как устроено нынешнее управление страной. Мы знаем, что здесь разброс мнений очень велик. Это тест на политические убеждения. И потому картина гораздо более четкая. Всего 15% затруднились ответить, т. е. российскому обществу вопрос ясен. И ясен ответ на него: большинство в 52% отвергает авторитарную антидемократическую модель. За автократию выступают 32%.

Кому же любезна сильная рука, а свободы мешают? Как ни странно, женщинам чаще, чем мужчинам (35% против 30%). Старшему поколению (там большинство – женщины) чаще, чем молодому (39% против 28%). В селе, где уровень образования ниже, а возраст выше, поклонников авторитарных установок даже чуть больше (45%), чем противников (41%). А в столице России меньше всего (21%) сторонников такой власти, но больше всего поборников демократии (71%).

Обсуждаемый вопрос – политический. Как тут связаны политические ориентации людей и их стремление поддержать демократические свободы либо авторитарный режим? Тем, кто одобряет деятельность Путина, чаще, чем неодобряющим, свойственна тяга к сильной руке (35% против 23%). Это отчасти объясняется тем, что среди женщин одобрение деятельности Путина стабильно выше, чем среди мужчин (в сентябре – 86% против 77%). Но и среди одобряющих деятельность Путина большинство в 51% против сверхконцентрации власти. Среди тех, кто голосовал за «Единую Россию», доля авторитаристов выше среднего (38%), но все равно они в меньшинстве. Основная часть электората правящей партии за демократические формы правления (50%). Наиболее решительно в пользу демократии выступили сторонники тех партий, что не прошли в Госдуму. Потому на роль демократической парламентской оппозиции должна была бы претендовать ЛДПР, электорат которой на две трети (63%) состоит из сторонников демократии. Но вряд ли пойдет на это ее лидер. Зато КПРФ должна быть оппозицией с другого фланга. Среди ее избирателей максимум (44%) за сильную руку. Правда, непонятно чью.

Словом, тем, кто будет взирать на памятник Грозному, надо знать, что это символ воли меньшинства.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Читать ещё
Preloader more