Мнения
Бесплатный
Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 4190 от 26.10.2016 под заголовком: Политэкономия: Микрофизика Кремля

Микрофизика Кремля

Стиль власти не меняет сути ее политики
Андрей Колесников

«Смотри, смотри, папа, они влюбились!» – перекричала цирковой оркестр моя романтически настроенная семилетняя дочь, увидев, как под чутким руководством братьев Запашных лев и тигрица нежно трутся друг о друга.

Техника дрессировки состоит из кнута и пряника. Ну или в нашем случае – куска мяса. Но точно так же, как дрессировщики обращаются со зверями, политическое начальство обращается с представителями творческих профессий, особенно если за ними стоят культурные учреждения.

Как и тигры со львами, сутулясь, недовольно порыкивая и всячески изображая ленивое презрение к начальству, а затем – деланное равнодушие после употребления внутрь сырого мяса, деятели культуры занимают именно ту тумбу, на которую им указывает руководство. Ну, например, те же представители легендарной цирковой династии братья Запашные делали много жестов в поддержку власти: и доверенными лицами были, и письма подписывали. А как иначе? Либо у тебя хищники помирают с голоду, либо ты подписываешь все, что тебе притаранивают гонцы из Минкульта или администрации. Это ситуация размена: лояльность на покровительство.

Такова стандартная механика политической манипуляции – во времена хоть Суркова, хоть Володина, хоть Кириенко. Один деятель науки, помнится, однажды выразился в том смысле, что он не может не подписать письмо против Ходорковского, иначе его на кремлевские приемы перестанут звать.

Именно поэтому возбуждение с лихорадочным румянцем на щеках по поводу назначений в управлении внутренней политики и формирования «команды Кириенко» кажется нелепым. Какая разница, какой стиль будет преобладать – демонический сурковский, в рамках которого придумывались схемы, потом перекочевавшие в романы Пелевина; прямолинейный володинский; технократический (как предполагается) кириенковский? Генеральная линия поколеблена не будет. Курс на самоизоляцию страны, государственный интервенционизм в экономике и корпоративизм в контроле за гражданским обществом и политической системой никто не пересматривал. Считающийся либералом, хотя этого никто не проверял со времен парламентской кампании 1999 г., Сергей Кириенко ни при какой погоде не отменит, например, закон Димы Яковлева или закон об иностранных агентах, не торпедирует «письмо турецкому султану» в форме законопроекта о прекращении отношений с США по ликвидации плутония.

Это все микрофизика власти, кремлевский цирк. А макрофизика – это «Роснефть» с «Башнефтью» («приватизация»), пост и молитва (идеологическое обеспечение политических решений), а также деньги энергетических компаний в банке «Пересвет», символизирующие «симфонию» государства, госбизнеса, госцеркви, подкрепленную «гражданским обществом» в виде ряженых казаков.

Впрочем, с учетом новых реалий, возможно, задачей новой команды политманипуляторов станет не искусственное выращивание прокремлевской поддержки, а, наоборот, дозирование живого творчества масс, которое уже становится радикальнее самых смелых мобилизационных задумок времен Суркова и Володина.

Автор – директор программы Московского центра Карнеги