Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4218 от 06.12.2016 под заголовком: Наше «мы»: Групповые интересы

Нет единства насчет единства

Россияне усомнились в монолитности власти
Алексей Левинсон

«Левада-центр» теперь обязан извещать, что решением Минюста он занесен в реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента. Также центр приговорен судом к штрафу в 300 000 руб. за то, что не внес туда себя сам (эти решения «Левада-центр» оспаривает в суде). Стоит ознакомиться с этим реестром, чтобы увидеть, в какой мы компании.

В реестре много правозащитных организаций. Кому они мешают, понятно. Но вот, например, один из последних в списке (где уже почти полтораста позиций), cвердловский областной общественный фонд «Эра здоровья». Указатель «виды политической деятельности» о нем сообщает: «Профилактика ВИЧ/СПИДа среди населения Свердловской области». А ведь вроде бы «к политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность» (п. 6 № 179-ФЗ в редакции от 2.06.2016).

Нетрудно вообразить, что в своей Свердловской области этот фонд кому-то чем-то показался неприятен. Но вдруг это хитроумная попытка скомпрометировать Минюст? Развивая эту гипотезу, можно задуматься – как это сделали многие, – с чего это именно «Левада-центр», который с первых дней президентства Владимира Путина исправно сообщает о его феноменально высоком и феноменально устойчивом рейтинге, теперь объявили иноагентом? Будут ли граждане России доверять дальнейшим сообщениям об этом рейтинге? И кому понадобилось ставить таким способом под сомнение авторитет министерства? А может быть, и сам рейтинг? Ведь не Путину же, об одобрении которого в 86% в ноябре сообщал «Левада-центр»? Значит, есть еще кто-то.

Эта мысль до поры не проникала в массовое сознание. Но факты копились. Последним, вероятно, стал арест министра из экономического блока. Россиянам понятна символическая важность акции, из внутрироссийских событий это сочтено ими наиболее значимым. Но чем менее ясны сообщаемые в прессе обстоятельства, тем более ясно, что наверху кто-то с кем-то что-то не поделил.

Во всяком случае, 47% россиян согласились с мнением, что «руководство страны разделено на группы, каждая из которых действует в своих интересах». Противоположное мнение – «руководство страны действует слаженно, преследуя общие интересы» – поддержали 39%. Среди руководящих работников в сплоченность верха верят 36%, не верят 48%. Среди рабочих разница еще резче. Российское общественное мнение в последнее время отличалось монолитностью. А по вопросу, есть ли единство во власти, в обществе единства нет.

Министру вменяют взятку. Россияне, конечно, против коррупции, но они не готовы винить в ней именно правительство. Более половины одобряют его работу и работу его главы. Дело в чем-то и в ком-то другом.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»