Аналитика / Гражданское общество
Статья опубликована в № 4220 от 08.12.2016 под заголовком: Гражданское общество: Помощь и наблюдение

Помощь и наблюдение

Чему научилось гражданское общество за пять лет
Мария Эйсмонт

На этой неделе исполнилось пять лет со дня первого массового митинга против фальсификации выборов на Чистых прудах (5 декабря 2011 г.), который многие считают точкой отсчета нового периода истории России. Такой же юбилей отмечает «ОВД-инфо» – общественная организация, родившаяся на волне массовых задержаний участников того самого митинга и многих последующих и превратившаяся в один из центров мониторинга политических преследований. На сайте «ОВД-инфо» годовщину отметили текстом под заголовком «Пять лет помощи и наблюдений», сформулировав, пожалуй, главную идею деятельности общественных организаций в ситуации, когда почти ничего нельзя изменить: помогать и наблюдать.

Если систему не получается пока реформировать, это не значит, что из-под ее колес нельзя вытащить конкретного человека – вроде многодетной матери из Вязьмы, которая полтора года назад обвинялась в госизмене за звонок в украинское посольство, или воспитательницы детского сада из Екатеринбурга, оказавшейся за решеткой за репост видео с издевательствами над ребенком. Там, где и помочь не получается, можно наблюдать: собирать и распространять информацию, описывать события и явления, формировать повестку публичных дискуссий и привносить в них новые важные темы.

Отношения общества и государства в сегодняшней России чаще всего – и небезосновательно – описывают как давление государства на общество: еще один репрессивный закон приняли, еще одну НКО признали «иностранным агентом», еще несколько человек посадили в тюрьму по надуманным обвинениям в государственной измене или экстремизме. Но существует и давление в обратном направлении, о котором говорят куда реже. Оно пока довольно слабое и не может пробить стену, но кое-где понемногу сдвигает ее, навязывая свою повестку. Все чаще государство вынуждено если не оправдываться, то по крайней мере объясняться. Конечно, многие объяснения – вроде отказа ФСИН признать факт применения пыток к заключенным ИК-7 – никак не могут устроить общество, но разговор лучше, чем молчание, и он далеко не закончен: тема насилия в тюрьмах не уходит из медийной картины дня уже около месяца.

Спецслужбы с каждым годом проявляют все больший интерес к жизни, работе и досугу российских граждан. Но и общество все чаще и все профессиональнее интересуется деятельностью спецслужб – как прошлой, так и настоящей. Так, «Мемориал» опубликовал базу данных сотрудников НКВД времен Большого террора, и в первые часы сайт упал, не выдержав количества запросов. Правнук репрессированного крестьянина Степана Карагодина Денис добился получения документа с именами людей, лично участвовавших в расстреле его родственника и десятков других людей; многие хотят пойти по его стопам. Журналисты «Команды 29» – неформального объединения юристов и журналистов, отстаивающих право на свободу информации, – опубликовали материал о судьбе осужденных в последние три года за государственную измену в Краснодарском крае людей, которые «из подвала ФСБ, где проходят суды, уезжают в неизвестном направлении».

Спустя пять лет после памятного митинга на Чистых прудах выборы в России не стали честнее, но гражданское общество научилось наблюдать за ними, фиксировать и описывать нарушения. В среду глава ЦИК Элла Памфилова вынуждена была отреагировать на расследование «Новой газеты» о фальсификациях на выборах в подмосковных Мытищах: она пригласила авторов публикации войти в специальную рабочую группу и не исключила, что итоги этих выборов могут быть отменены.

Автор – журналист