Мнения
Бесплатный
Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 4267 от 21.02.2017 под заголовком: Конъюнктура: Корпоративное византийство

Корпоративное византийство

Войны госкомпаний – важная вещь в российской политической системе
Константин Симонов

Госкомпании «Роснефть» и «Транснефть» вроде как помирились. Хотя вопрос о потерях нефти в трубах решен так и не был. Это значит, что компании сверху получили приказ: брэк! И пройдет немного времени – и они опять сойдутся в рукопашной А возможно, не только они.

Войны госкомпаний – крайне важная вещь в российской политической системе. Это мощная часть созданной византийской системы, когда корпорации воюют друг с другом, пытаясь пролоббировать у президента выгодные им решения, невзирая на то, какие последствия они будут иметь для остальной экономики. Корпоративные войны стали сопровождаться обильным потоком компромата, дающим любопытную информацию и о стиле жизни руководства госкомпаний, и об их агентах влияния во властных структурах. Именно по этой причине президент периодически ставит конфликты на паузу, когда они заходят слишком далеко. Так было и с этим случаем.

Корпоративный эгоизм часто пытаются обернуть в красивые стратегические упаковки, думая, что в таком виде идеи могут найти благословение у президента. В результате одни и те же игроки проталкивают совершенно противоречащие другу друг идеи и даже не особо замечают это. Ведь главное – красиво обосновать выгодное компании решение.

Возьмем ту же историю с потерями нефти в трубах. «Роснефть» заявила, что «Транснефть» сознательно завышает нормативный размер потерь и наносит ущерб производителям нефти. Причем это далеко не первые обвинения в адрес «Транснефти». Тем самым «Роснефть», возможно сама не замечая этого, ставит в публичном пространстве более важный вопрос: а насколько вообще эффективна государственная трубопроводная монополия? В версии Игоря Сечина выходит, что не очень. Однако в газовой отрасли «Роснефть» хотела бы видеть «Газпром» разделенным на добычную и транспортную составляющие. Но тогда транспортировка газа стала бы монопольной деятельностью. Возникает простой вопрос: если решение о создании почти 25 лет назад государственной нефтетранспортной монополии неэффективно, с чего вдруг окажется эффективной монополия газотранспортная?

Кроме того, если ты требуешь разделить «Газпром», то довольно странно одновременно с этим предлагать присоединить нефтетрубопроводную монополию к добычной компании. Правда, тут «Роснефть» может сказать, что официально о планах присоединения «Транснефти» ничего не говорила и все это плоды воспаленного воображения. А то, что отраслевые эксперты только и обсуждают возможность поглощения «Транснефти», – это их проблемы.

Впрочем, история явно не закончена. Хотя логика византийства предполагает сохранение нескольких центров влияния – сосредотачивать всю экономическую власть в руках одного клана опасно для президента. «Башнефть» получить можно – она ведь была у человека, который к путинским элитам не принадлежал. С «Транснефтью» все гораздо сложнее.

Так что новая драка нам обеспечена. Другое дело, что они скорее затрудняют решение реальных проблем, существующих сегодня в нефтегазе. Но удивляться таким битвам, увы, не приходится.

Автор – генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности

Читать ещё
Preloader more