Мнения
Бесплатный
Алексей Левинсон
Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4299 от 11.04.2017 под заголовком: Наше «мы»: Путин и Запад

Проекция России на Запад

Боятся – значит уважают, сочувствуют – значит презирают
Алексей Левинсон

Основное достижение Владимира Путина, как считают теперь россияне, состоит в том, что Запад стал уважать Россию. А с чего все начиналось в 2000 г., когда Путин принял дела у Бориса Ельцина?

Проведенный тогда опрос показал, что россияне полагали: основной вид отношения к России на Западе – сочувствие (24%). Но оно для нас противоположно уважению, поэтому об уважении со стороны Запада говорили в 3 раза реже, чем о сочувствии, а про страх, наш аналог уважения, еще реже. Сочувствие оказывалось в глазах наших граждан сродни презрению Запада к нам (21%) или равнодушию (19%). Сами тогдашние россияне к Западу относились или без особых чувств (35%) или в такой же мере (34%) с уважением. То есть получалось, что мы их больше уважаем, чем они нас. Потому, наверное, потом легко было убедить страну, что мы, мол, тогда стояли на коленях перед Западом. Итак, в начале путинского президентства в отношении Запада к нам мы видели больше всего сочувствия и презрения и меньше всего – страха. А в нашем отношении к Западу преобладало как раз уважение либо равнодушие. Страха тоже не было.

Прошли долгие 17 лет, проведен такой же опрос. О сочувствии к нам со стороны Запада больше говорить не приходится (4%). Главные эмоции в наш адрес, приписываемые россиянами Западу, это тревога (22%) и просто страх (21%). А раз больше страха, то и уважения, конечно, стало вдвое больше (15% вместо 8%). Поменялось ли наше отношение к Западу? Да. Главных перемен две: мы перестали его уважать (15% вместо 34%), стали больше презирать (7% вместо 3%). Мы его боимся еще меньше (3% вместо 4%). Наше оружие – равнодушие, наше главное отношение – никакое. Ответ, в котором россияне относятся к Западу без особых чувств, теперь выбирают не 35%, а более 40%. Этим мы себе доказываем, что и без них обойдемся.

Рейтинг Путина поднимался до своих пиковых значений (под 90%) в ситуациях конфликта с Грузией в 2008 г. и с Украиной в 2014 г., когда Путин показывал, что мы слушаться Запада не будем (известное дело, народ соглашается на реальную зависимость от своих, лишь бы не быть в зависимости от чужих, даже символической). Антизападные установки – наряду с представлением о России как великой державе и одобрением деятельности ее главы – стали одной из трех основ конструкции, которая сложилась в массовом сознании после Крыма как итог прошедших путинских лет. Все три были синонимами и поддерживались абсолютным большинством. И сейчас плохо, по их словам, относятся к ЕС 52% и к США – 51%, т. е. тоже большинство. Но в означенной триаде намечается рассогласование. Антизападные настроения проступают сильнее в беднейших слоях, где критика Путина выше (и, соответственно, рейтинг ниже). Обратный пример – среди молодежи рейтинг Путина выше среднего в 1,1 раза (88% при среднем 82%), но и хорошего отношения к США больше в 1,3 раза (48% при среднем 37%). А среди лояльного президенту руководящего слоя хорошее отношение к США ныне вообще является преобладающим (50%).

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»