Мнения / Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4384 от 14.08.2017 под заголовком: Наше «мы»: Публика и перемены

Где перемены нужны и где вероятны

Во внешней политике поменяться легче, но такого запроса общества нет
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Алексей Левинсон

Известно, что россияне одобряют деятельность Владимира Путина на посту президента (83% в конце июля). Известно, что они одобряют внешнеполитический курс, считают его успешным и этот успех считают заслугой Путина. Известно, впрочем, и то, что положение внутри страны у очень многих россиян вызывает недовольство. Меньшая часть из них возлагает ответственность за это на Путина же, остальные его от этой ответственности освобождают. Так или иначе, публика сходится в том, что у нас снаружи все столь же удачно, сколь неудачно внутри, и наоборот.

Нынче, говорят, явился запрос на перемены. Иногда принимающий форму словесной критики и нет-нет и выливающийся в уличный протест, он связан с этим широким недовольством делами внутри страны. Протест против внешнеполитических акций, скажем, в отношении западных соседей по сравнению с этим очень мал, и требования изменить курс, сколь они ни основательны, поддерживаются меньшинством.

В связи с этим спросим себя, насколько устойчива ситуация внутри и вовне страны, насколько вероятны и возможны перемены.

Ситуацию внутреннюю многие называют кризисной. Ее изменения хотят миллионы, и несколько уважаемых мозговых центров готовят соответствующие предложения. Но не менее широко, чем сведения о подготовке этих предложений, ходят суждения о том, что никакие предложения на деле реализованы не будут. Все останется так, как есть.

Мы не имеем намерений опровергать эти пророчества или с ними соглашаться. Скажем только, что опыт наших исследований в самых разных сферах общественной и хозяйственной жизни показал, что любая из них проросла бесчисленными связями, отношениями, интересами. То, что зовут экономическим кризисом, – это сокращение или ослабление лишь небольшой части таких связей, компенсируемое укреплением других и добавлением новых.

Напомним, что в политике внутренней законы и решения, рожденные в долгих и сложных парламентских процедурах, то и дело вязнут в описанном плотном переплетении интересов бесчисленных субъектов как «наверху», так и «внизу». Популисту ли, либералу ли реформировать эту ткань в самом деле будет исключительно трудно.

Меж тем в нынешней внешней политике судьбоносные решения принимаются в момент и всего лишь несколькими людьми, чтобы затем воплотиться в акции чуть ли не планетарного масштаба. При этом видно, что если где мы и находимся в ситуации критической или субкритической, то именно во внешнеполитической плоскости. Пусть у нас привыкли к санкциям, смирились с рухнувшей репутацией России как «нормальной» страны, но в мире-то санкции считают мерой чрезвычайной, а зачисление нас в изгои – делом экстраординарным. И наша внешняя политика видится им как скачки от одной неожиданной акции к другой. Друг вчера – враг сегодня, и наоборот. Россия то и дело ходит ва-банк. Такая политика позволяет иногда срывать крупные куши, но в силу своей чрезвычайности не может быть постоянной. Ей придется меняться. Однако наша широкая публика перемен тут не ждет и сама их не предлагает.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Выбор редактора
Читать ещё
Preloader more