Мнения / Аналитика / Гражданское общество
Статья опубликована в № 4387 от 17.08.2017 под заголовком: Гражданское общество: Памятный штраф

Штраф за «Последний адрес»

Дурной прецедент и правильный резонанс
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Мария Эйсмонт

В среду в Архангельске суд вынес ожидаемое, но оттого не менее возмутительное решение, признав административным правонарушением установку памятной таблички «Последнего адреса» на аварийном двухэтажном деревянном доме. Отсюда в декабре 1937 г. на глазах 11-летней дочери навсегда увели слесаря-сантехника Игнатия Безсонова, чтобы меньше чем через месяц расстрелять по решению тройки.

Суд счел установку таблички на дом, подлежащий расселению и сносу, «нарушением требований законодательства об охране объектов культурного наследия» и назначил координатору «Последнего адреса» в Архангельске Дмитрию Козлову штраф в 15 000 руб. – это нижняя граница предусмотренного статьей наказания. Адвокаты Козлова из «Команды 29» заявили, что будут обжаловать решение.

За неполную трехлетнюю историю проекта, призванного увековечить память репрессированных и уже установившего около 600 табличек в 35 городах, это первый случай, когда дело дошло до суда. До сих пор представители власти если не содействовали, то по крайней мере не мешали акциям, в основе которых всегда личная инициатива конкретных людей, заказывающих и оплачивающих таблички, и согласие на установку со стороны соседей по дому. В 2015 г. в Таганроге городская администрация предложила жителям высказаться за или против установки знака «Последнего адреса» на доме, откуда ушел и не вернулся бывший второй секретарь горкома Михаил Бондаренко. Результаты опроса, который один из учредителей «Последнего адреса» – Сергей Пархоменко назвал «фактически первым референдумом по отношению к сталинским репрессиям», показали: большинство участников полностью поддерживают идею увековечения памяти жертв террора.

Трудно сказать, с чем связана архангельская история – с несогласованностью или сбоем в работе местной бюрократии или с некими сигналами от регионального или более высокого начальства, но это опасный прецедент. Продемонстрированный метод сопротивления проекту может заинтересовать другие регионы. Как говорит Дмитрий Козлов, «открывается дурная возможность запретить еще где-то».

Во вторник президентский совет по развитию гражданского общества и правам человека обратился к губернатору Архангельской области Игорю Орлову с просьбой «изыскать возможность не доводить сложившуюся конфликтную ситуацию до судебного разбирательства, а постараться решить ее, как говорили на Руси, миром». «Вся эта история, к сожалению, получила широкий общественный резонанс, – говорится в заявлении совета. – Причем в большинстве комментариев содержится неодобрительная оценка позиции региональных властей в отношении данного инцидента».

Не очень понятно, какие инструменты предлагалось использовать губернатору, чтобы не доводить дело до суда. Куда более действенным способом решения проблемы в демократическом обществе было бы признание судом отсутствия правонарушения. Но особенно сложно согласиться с сожалением о широком общественном резонансе. Наоборот, это не может не радовать. Козлов говорит, что за прошедшие два дня многие жители Архангельска впервые узнали о движении «Последний адрес», некоторые задумались о собственных заявках. «Если есть возможность говорить об этих [репрессированных] людях, это гораздо лучше, чем просто произносить слова вроде «кровавый режим», «усатый палач», – уверен Козлов. – Чем мешал великой стране расстрелянный тройкой слесарь-сантехник? Это заставляет задуматься, и это очень важно».

Автор – журналист

Читать ещё
Preloader more