Статья опубликована в № 4683 от 26.10.2018 под заголовком: Трамп как олицетворение духа времени

Трамп как олицетворение духа времени

Даже полный провал на посту президента не помешает ему войти в историю
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Гидеон Рахман

Когда Дональд Трамп выступал на Генассамблее ООН в сентябре, аудитория рассмеялась над ним. Это было беспрецедентным оскорблением для президента США. Но у меня есть нехорошее предчувствие, что именно Трамп будет смеяться последним. 45-й президент США еще может стать лидером, изменившим ход истории и олицетворяющим дух нашего времени.

Исторические личности не обязаны быть хорошими людьми или хотя бы умными. Трамп – лжец, чья администрация сажает детей в лагеря. Считается, что его бывший госсекретарь Рекс Тиллерсон однажды назвал его «идиотом». Но ничто из этого не должно помешать Трампу стать тем, кого Гегель называл «исторической фигурой мирового масштаба».

Квинтэссенцией такой фигуры в эпоху Гегеля был Наполеон, которого немецкий мыслитель описал как «дух времени верхом на коне». Удивительно, но лучшее определение этой фразы, которое я читал, дал нынешний президент Франции. «Гегель видел «великих людей» инструментами для достижения чего-то более великого, – заявил Der Spiegel Эмманюэль Макрон. – Он верил, что один человек и в самом деле может олицетворять цайтгайст (дух времени) в определенный момент, но также, что этот человек не всегда осознает это».

Сомневаюсь, что Трамп может многое сказать на тему Гегеля. Но он, возможно, именно тот инстинктивный государственный деятель, которого описывал Гегель, – фигура, контролирующая и олицетворяющая силы, которые она сама понимает лишь наполовину. И наоборот, я боюсь, что Макрон сейчас больше напоминает олицетворение умирающего порядка.

Если будущие историки действительно признают Трампа исторической фигурой, что они смогут сказать?

Во-первых, он решительно отказался от единогласного мнения элиты по поводу того, как США следует выстраивать отношения с остальным миром. Предыдущие президенты либо отрицали уменьшение влияния США, либо незаметно стремились исправить это. Трамп, напротив, признал упадок Америки и попытался остановить его. Его метод – использовать силу США более открыто и агрессивно с целью переписать правила мирового порядка в пользу Америки, пока не стало слишком поздно.

В частности, Трамп решил, что столь любимая всеми его предшественниками глобализация в действительности ужасная идея, которая уменьшает влияние США и снижает уровень жизни американцев. После более чем 30 лет стагнации или снижения реальных доходов американцы оказались готовы согласиться с этим. Не стесняя себя политкорректностью своих предшественников, Трамп начал давить на друзей так же, как на врагов.

Из-за своего инстинктивного подхода, что мир представляет собой игру с нулевой суммой, Трамп пришел к выводу, что более богатый и влиятельный Китай – это плохо для Америки. Поэтому он стал первым президентом, попытавшимся помешать подъему Китая. Вне зависимости от того, хорошая это идея или нет, это несомненно стало историческим событием, изменившим длившуюся более 40 лет внешнюю политику Вашингтона, целью которой было интегрировать Китай в возглавляемый США мировой порядок.

Что касается внутренней политики, возможно, будущие историки отметят, что Трамп первым из президентов заметил огромную разницу между тем, как американская элита и более широкая общественность смотрят на ряд вопросов – от иммиграции до торговли. Будучи кандидатом и затем президентом, он безжалостно и эффективно пользовался этими разногласиями. Трамп говорил и делал вещи, которые традиционно мыслящие аналитики считали политическим суицидом. Но его инстинкты оказались вернее этих экспертов. Несмотря на свой возраст, Трамп также стал пользоваться новыми СМИ, причем гораздо более умело, чем другие политики.

Но приведет ли весь этот радикализм к успеху? Как отмечал Гегель, «сова Минервы расправляет свои крылья только в сумерках». Иначе говоря, пока еще слишком рано судить.

Однако, с точки зрения Трампа, первые признаки выглядят многообещающе. Американская экономика переживает бум, в то время как китайская замедляется. Он изменил Верховный суд США. Под огромным давлением Америки Канада и Мексика согласились заключить с ней новое торговое соглашение, а другие союзники США, по-видимому, последуют их примеру. Какими бы ни были результаты выборов в конгресс в ноябре, у Трампа хорошие шансы быть переизбранным в 2020 г.

Конечно, все еще может пойти не так. Как представитель истеблишмента, я склоняюсь думать, что так и будет. Торговые войны Трампа могут выйти боком, экономика США – перегреться, а фондовый рынок – рухнуть.

В случае нового мирового финансового кризиса США под руководством Трампа будет трудно координировать попытки остальных стран выйти из него. Если администрация Трампа продолжит ухудшать отношения с союзниками, влияние США может исчезнуть еще быстрее. В худшем случае инстинктивный стиль Трампа идти на риск может привести даже к войне с Китаем или Россией или на Корейском полуострове.

Но даже полный провал или катастрофа не помешают Трампу быть президентом, который по-настоящему вошел в историю. Возможно, ему кажется, что величие заключается только в том, чтобы побеждать. Но Гегель предполагал, что мировые исторические личности обычно плохо заканчивают: «Они умирают рано, как Александр [Македонский]; или их убивают, как Цезаря; или отправляют на остров Святой Елены, как Наполеона». Это утешительная мысль для многочисленных врагов Трампа.

«Автор — обозреватель Financial Times»

Читать ещё
Preloader more