С комсомольским цинизмом

Столетний юбилей ВЛКСМ страна отмечает воспоминаниями о мифическом романтизме, реальном карьеризме и тотальном конформизме
Для кого-то из приличных людей комсомол был социальным лифтом. Но он же мог стать для них и социальным мусоропроводом, если их из этой организации исключали

Столетие ВЛКСМ отмечалось с каким-то истеричным вакхическим размахом – концертом в сердце родины с хоровым распеванием чуть охрипшими голосами самого жуткого и халтурного репертуара всесоюзного радио, извлечением по всей стране капсул, заложенных комсомольцами рокочущего 1968-го, и зачитыванием округлых бессмысленных слов, ностальгическими причитаниями, в какую сторону кому дал путевку комсомол. В общем, смесь спиритического сеанса с балом у сатаны.

Мессенджеры чуть более спокойных по отношению к комсомольским организациям граждан были заполнены картинками преимущественно эротического содержания, иллюстрирующими бурное комсомольское времяпрепровождение застойных лет. «Декамерон» и «Цветок тысячи и одной ночи» Пазолини вместе с «Сатириконом» Феллини меркнут перед нехитрыми порнографическими сюжетами комсомольских домов отдыха с каким-нибудь трогательным названием – например, «Елочка». Вспоминается и коктейль, не случайно названный Веничкой Ерофеевым «Слезой комсомолки», где ключевым элементом наряду с лимонадом был зубной эликсир. Таким мы комсомол и запомним в лучах заката – из повести Юрия Полякова «ЧП районного масштаба» и одноименного фильма Сергея Снежкина: завернутые в баньке в простыни комсомольцы и комсомолки пьют за Всесоюзный ленинский (произносится с нажимом) коммунистический союз молодежи.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью
Подарки за годовую подписку