Мнения / Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4771 от 12.03.2019 под заголовком: Женщина-президент в прошлом и будущем

Женщина-президент в прошлом и будущем

Алексей Левинсон

Исследования такой темы, как положение женщин в нашем обществе, дают результаты двух видов. Один – это описания фактического положения дел с гендерным равенством. Вот, например, ответы на вопрос, у кого – женщин или мужчин – больше шансов на продвижение по службе. Сказать, что больше шансов для продвижения имеют женщины, решаются маргинальные 7–8% респондентов. Около 40% представителей обоих полов готовы сказать, что их шансы примерно равны. Но 47% женщин и 49% мужчин признают, что у мужчин таких шансов больше. О том, что «у женщин меньше заработок, чем у коллег-мужчин в той же должности и с тем же опытом работы», заявляют каждая четвертая-пятая женщина и каждый шестой мужчина.

Не говорят ли эти результаты, что если заставить всех соблюдать наши законы и провозглашенные принципы, то положение быстро исправится? Увы, нет, гласят наши данные про господствующие ныне взгляды и представления. Какими им следует быть, в законах прописать нельзя. Скорее они будут определять, как люди станут обходиться с законами и правилами. И здесь опросы показывают, что положение со взглядами на равенство полов непростое.

Вот ответы на вопрос, какие качества более всего ценятся в женщине. Мужчины отвечают: «хозяйственность». То есть тебе, женщина, по-прежнему место прежде всего в доме, в семье. (В себе же мужчины ценят «ум» и «умение заработать» – это уже роли в обществе). Налицо явный мужской шовинизм, не так ли? Но оказалось, что позиции полов здесь совпадают: женщины тоже более всего ставят себе в заслугу «хозяйственность», признают приоритет своей семейной роли.

А что мужчины ценят в женщинах менее всего? «Независимость». Увы, и в этом им вторят женщины, прежде всего те, кто в возрасте матерей и бабушек. Значит, эти убеждения они передадут сыновьям и внукам.

Наши политики несколько лет назад с гордостью объявили, что мы в России – за консерватизм (читай, мы больше не с вами, Европа и Америка). Но консерватизм в политике внешней обществом был понят как сигнал и для политики внутренней, в частности – в гендерных установках. Гордиться ли мужчинам, что в этом движении назад они оказались лидерами? Вот тенденция: в 2006 г. одобряли участие женщин в политике три четверти россиян, а сейчас – лишь две трети. Но это в целом: женское участие в политике среди женщин одобряли более двух третей, а среди мужчин – чуть больше половины. В 2006 г. за то, чтобы «в России женщины занимали высшие государственные посты наравне с мужчинами», было 70%, теперь же осталось 56%. При этом среди женщин за такое равенство – большинство в 69%, но в мужской среде – большинство в 54% против. Исследования «Левада-центра» показывают, что та же тенденция сказывается в вопросе о самом высшем посте в государстве. За то, чтобы в ближайшие 10–15 лет президентом у нас стала женщина, в 2006 г. выступали 65%, теперь – вдвое меньше (45% среди женщин, 19% среди мужчин).

Все это тренд нынешней эпохи. Но были у нас и совсем иные эпохи, были совсем иные тренды. И будут.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more