Статья опубликована в № 4791 от 09.04.2019 под заголовком: Украина как Запад

Как Украина стала не «нашей», а Западом

Западный выбор Украины – форпоста нашего выдвижения на Запад – мог быть благом для России, если бы с Киевом сохранялись хотя бы партнерские отношения
Алексей Левинсон

По последним замерам доля россиян, относящихся к Америке хорошо, – 34%, относящихся хорошо к Украине – тоже 34%. К Америке относятся плохо 56%, к Украине – тоже 56%. Порознь эти результаты объяснить нетрудно. А вот над их совпадением (оно, пусть не буквально такое, наблюдается с весны 2014 г.) стоило бы подумать. Добавим к этим цифрам ответы участников фокус-групп – и станет ясно: если считать «Запад» понятием не географическим, а политическим, то для жителей России Украина больше не «наша», она – Запад.

Россияне этим недовольны. Мы бы сказали «разумеется, недовольны», но это так разумеется сейчас, в эпоху длящегося противостояния с Западом. До Крыма в отношении к Западу преобладал позитив, он преобладал и в отношении к Украине. Европейские устремления украинцев россияне понимали, у многих наших граждан они тоже были.

Эти слова относятся к массовым представлениям. Но наши высшие круги, как теперь видно, и в 2013 г. еще надеялись: вдруг удастся вернуть Украину в число «наших», не отдать ее Западу.

В самом деле, при Викторе Януковиче украинское общество, как казалось, само еще не решило – быть с Россией, с Западом или еще как-то. Но вот Крым, вот после Крыма Донбасс, и всё решилось. Это мы помогли Украине сделать исторический выбор (в частности, тем, что миллионы когда-то пророссийски настроенных избирателей больше не голосуют на украинских выборах). Теперь мы про нее думаем «Запад», и она про себя думает нечто вроде этого. Она если и не целиком с ним, то точно не с нами. Пусть на их выборах главные кандидаты обзывают друг друга «ставленниками Кремля», в Кремле-то знают, что теперь у них ставленника в президентах Украины не будет.

Каковы у них там планы, нам неизвестно, но у нашей публики пока нет ожиданий, что мы будем дружить с Америкой, Западом – а значит, и с «ихней» Украиной. Напротив, они считают, что Запад, НАТО подбираются все ближе, превратили Украину в своего агента, в свой форпост. Приняв предложенную властью установку видеть себя в кольце врагов, они понимают, что кольцу полагается сужаться, а нам в ответ остается крепить единство вокруг нашего знамени и знаменосца.

У такого процесса, как нетрудно понять, нехорошая перспектива. А могло ли быть иначе?

История отношений тех земель, что ныне зовутся Россией, и тех, что от нее к западу (географическому и культурному), говорит, что живущие там народы всегда служили для России посредником в коммуникациях с Западом более дальним. Тут случались и разрывы, и перерывы, но такой функционал этих земель сохранялся. В свете этой истории сам западный выбор Украины мог быть даже благом для России, кабы с Украиной сохранялись хотя бы партнерские отношения. Векторы влияния тогда бы перевернулись. Тогда она могла бы быть форпостом нашего (мирного) выдвижения на Запад и была бы зоной транзита не только наших нефти и газа, но и экспорта и импорта гораздо более важных научных, культурных, человеческих ресурсов, всех форм мягкой силы.

В России бывали политики, которые это понимали.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Читать ещё
Preloader more