Статья опубликована в № 4795 от 15.04.2019 под заголовком: Игра в борьбу с коррупцией

Борьба с коррупцией как психологическая игра

Как психиатр мог бы проанализировать происходящее в России
Максим Буев

Меня давно не покидает ощущение, что борьба с коррупцией в госорганах России – это некая повторяющаяся игра. В стиле психологической игры «Алкоголик», описанной в известном бестселлере канадского психиатра Эрика Берна «Игры, в которые играют люди». «Алкоголик» – сложная игра со множеством ролей. Две главные из них – сам алкоголик и его спаситель (доктор). Алкоголик делает вид, что пытается лечиться от зависимости. Доктор придумывает разные схемы и методы лечения. В какой-то момент решение найдено: алкоголик не пьет полгода, он и доктор радостно жмут друг другу руки. На следующий день пациента находят в канаве.

Так и с коррупцией в стране общество борется с незапамятных времен. Царский режим, советский, постсоветский. Меняется власть и формальные институты, а проблема остается. Берн бы сказал, что в системе взаимоотношений «государство – общество» две стороны не могут говорить на равных, поскольку все время разыгрывают роли «родителя» и «ребенка». Причем кто здесь ребенок, а кто родитель, не суть важно: время от времени может происходить обмен ролями. Важно, что нет диалога из серии «взрослый – взрослому».

Психологические роли «родитель», «взрослый», «ребенок» – это основа транзакционного анализа (ТА) Берна. Суть его в том, что коммуникация между отдельными людьми, социальными группами, организациями и даже странами вырождается в психологические игры вокруг какой-то проблемы, если стороны принимают на себя роль родителя или ребенка. В зависимости от типа игры ее цель может быть какая угодно, но не реальное решение проблемы, вокруг которой игра началась. Игра заканчивается, как только одна из сторон возвращается в роль взрослого. Взрослые в игры не играют – они решают проблемы.

Полвека назад последователь Берна, американский психиатр Томас Харрис опубликовал другой бестселлер: I’m OK – You’re OK (русского перевода книги, к сожалению, нет). В ней он в том числе предпринял робкую попытку использовать ТА для анализа международных отношений. Согласно Харрису, проблемы между, например, СССР и США возникали именно тогда, когда одна из сторон играла роль капризного мальчика, а другая – родителя-покровителя. Конструктивный диалог начинался, когда обе стороны возвращались в роль взрослого и смотрели на мир с позиции «я в порядке, и ты в порядке». К слову, сегодняшние взаимоотношения США и России замечательно вписываются в модель Харриса: одна сторона пытается воспитывать другую, другая ведет себя как уличный подросток: «Я-то в порядке, а вот у вас проблемы!»

И Берн, и Харрис видят задачу группового психиатра не в том, чтобы помочь пациентам разобраться в своих персоналиях (как поступал бы, например, Зигмунд Фрейд), а в том, чтобы помочь им сменить роль, которую они играют в социальном взаимодействии. В борьбе с коррупцией это означает, что игра «плохие чиновники – бедный народ» будет продолжаться до тех пор, пока есть дисбаланс сил внутри общества, нет каналов для равноправной коммуникации между государством и, например, прессой, гражданским обществом и проч. В общем, кто бы сомневался.

Автор – проректор РЭШ по стратегическому развитию

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more