Когда нет суда

Суды в России привыкли быть несамостоятельными – и общество тоже к этому привыкло
Там, где нет компетентного и независимого суда, у любой победы всегда будет привкус договорняка

В истории с арестом и беспрецедентным освобождением журналиста «Медузы» Ивана Голунова, ставшей главным сюжетом последних двух недель, заново проявили себя многие политические силы. Условный Кремль, с трудом удержавшийся над схваткой, и влиятельная в стране корпорация сотрудников силовых структур, чуть ли не в первый раз потерпевшая поражение в лобовом столкновении с обществом и попытавшаяся взять реванш в виде разгона мирного шествия 12 июня – впрочем, большинство задержанных позже пришлось отпустить, а за инициаторов почему-то отдувается в этот раз почти непричастный к делу Алексей Навальный. Системные либералы и внесистемная оппозиция, заговорившие было неожиданно чуть ли не на одном языке. Неподцензурные медиа и относительно прогрессивная часть подцензурных. Мэрия и журналистское сообщество, продемонстрировавшее куда больше солидарности, чем от него можно было ожидать. Незадачливые организаторы разрешенного и поддержанного властями митинга «за все хорошее» на пр-те Сахарова 16 июня, не собравшие и трети от числа тех, кто 12 июня вышел под практически гарантированный разгон, – заодно мы смогли увидеть, сколько народу способны созвать лояльные Кремлю силы под самым что ни на есть превосходным лозунгом, при условии что участников мероприятия не станут свозить автобусами и стимулировать материально.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью
Подарки за годовую подписку