Непереводимый язык бюрократии

О том, какое влияние их решения имеют на реальную жизнь, люди во власти узнают только тогда, когда плохое уже случилось
Государство общается само с собой и с людьми языком формальных документов, несовместимых с реальностью

Медики в ужасе: правительство внесло изменения в документ с длинным, как все российское бюрократическое в наши дни, названием «О внесении изменений в перечень отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, в отношении которых устанавливаются ограничения допуска для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Перевод: это список импортной медицинской аппаратуры и расходных материалов, которые вы не имеете права приобрести для государственной или муниципальной поликлиники или больницы – т. е. почти для любой поликлиники или больницы, – если у них есть отечественные аналоги. И на этот раз в него попали действительно критичные позиции. Большая часть списка мало что говорит человеку без медицинского образования, к примеру автору этих строк, как и, наверное, большинству читающих. Но врачи-практики уже написали достаточно подробнейших разъяснений. Врачей, как и юристов и, например, ученых, часто обвиняют в неумении объяснить свои профессиональные знания профанам. Ничего подобного, было бы желание. Поскольку на этот раз желания донести до общественности свое беспокойство у медиков сколько угодно, защитный профессиональный волапюк, привычный всем, как неразборчивый «докторский» почерк, немедленно уступил место внятным и четким объяснениям, написанным так, чтобы самому обычному человеку было легко понять, в чем проблема. Оттуда мы узнаем, в частности, что отечественные аппараты искусственной вентиляции легких не подходят для использования на дому, импортный перевязочный материал отличается от местного тем, что, цитирую, «не крошится, не останется в ране», более низкое качество эндопротезов (это, например, искусственный сустав) приведет к риску дорогостоящих и намного более травматичных повторных операций, да и вообще, отечественная техника – как известно каждому, кто в какой-то форме имел дело со сложными аппаратами российского производства, – «задачу выполнит, операцию проведет, но ты не получишь комфорта и эффективной бесперебойной работы».

Конечно, как многие уже указали, всегда существует возможность прописать условия тендера для госзакупок так, чтобы только аппарат конкретной, нужной тебе фирмы проходил по ним. Так часто делают в коррупционных целях, чтобы обмануть государство и передать выгодный заказ своему человечку и хорошо заработать на этом. А вот просто для блага пациентов то же самое большинство администраторов в медицине делать не станет – слишком рискованно. За всем известной коррупционной практикой пристально наблюдает ФАС – мировой чемпион по количеству рассматриваемых в единицу времени «антимонопольных» дел, бдительно следящий, чтобы если не конкуренция, то ее формальная имитация на бумаге присутствовала в каждом тендере из-за каждой мелочи, нужной бюджетной организации. А за решениями контрольных структур вроде ФАС не менее пристально следят силовые органы: превратить административное дело в уголовное – легкий и верный способ поправить отчетность и заодно и хороший пиар. И если у реального взяточника есть хотя бы шанс откупиться, то радетеля за качество медицинского обслуживания населения как раз и заметут.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью