Мнения / Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 4856 от 17.07.2019 под заголовком: Справка от бога

Писатель и справка

Госорганы могут делать все, что им заблагорассудится, потому что смысл и содержание их деятельности — абсурд
Андрей Колесников

В чем сходство комитета по культуре Санкт-Петербурга и Мосгоризбиркома? В праве манипулировать бумажками. Несоблюдение формальностей становится поводом ограничить избирательное право москвичей. Несоблюдение формальностей – непредоставление справки о том, что Борис Стругацкий был писателем, – способно приостановить процесс установки памятной доски на доме, где он жил.

«Да никако ты писака!» – восклицает у Хармса Жуковский, завидевший пишущего Пушкина. Ну, так это у Хармса, а для комитета по культуре факт написания книг Стругацким и братом его – недостаточное основание для увековечивания памяти. Обэриуты обломали бы зубы об этот комитет, не говоря уже о ряде других комитетов... В искусстве абсурда им нет равных.

Такова черта сегодняшнего времени, точнее, оно так обустроено: шагу нельзя шагнуть без бумажки. Оцифровка и диджитализация не помогают, а даже мешают: если гуманоид не справился с машиной, он не может продвинуться дальше по бюрократической «бродилке» – раньше хотя бы был человек: наорет, но объяснит, что делать дальше. Государство представлено частоколом бумажек, иной раз оцифрованных, лабиринтом из формальных требований, в которых нет и не может быть содержания, а смыслом любой деятельности становится заполнение форм, отчетность и выполнение абстрактных показателей.

Полстраны запрашивает справки, полстраны их рисует. Реальная жизнь проносится мимо, но ее можно остановить одним легким формально-бюрократическим движением очень даже видимой руки государства, сидящего в засаде.

Соблюдение формальностей уязвленной стороной не является основанием для того, чтобы признать это соблюдение состоявшимся. Государственный орган вроде того же Мосгоризбиркома может делать в принципе все, что ему заблагорассудится. Потому что смысл, содержание, нерв его деятельности – абсурд. Подпись известного юриста Елены Лукьяновой признана недействительной, притом что она-то сама знает: подпись подлинная. Один из самых крупных конституционалистов России попала в ситуацию, когда ей и многим тысячам людей вокруг говорят: вас не существует, росчерк пера не ваш, мы знаем лучше, что вас нет, ибо право имеем. И неизменно добавляют: в соответствии с законом.

Диссидентское движение, зародившееся в середине 1960-х, требовало от властей соблюдения собственной Конституции. Спустя более чем полвека это требование не утратило своей актуальности. Сегодняшнее протестное движение, само того на подозревая, становится на плечи тогдашних гигантов, бившихся над теми же проблемами, с той же, в сущности, властью, наследниками Сталина по прямой. Множество советских законов находилось в прямом противоречии с Конституцией 1936-го, а затем 1977 г. Множество сегодняшних законов являются антиправовыми по сути и не соответствующими Конституции, существенная часть норм которой – прямого действия. Чтобы не допустить этого прямого действия, Основной закон обложен со всех сторон законами разных уровней и подзаконными актами. Они рулят в России, а не Конституция. Не надо быть членом Конституционного суда, чтобы распознать неконституционность действий полиции, разгоняющей демонстрантов и забрасывающей в автозаки людей, собирающихся мирно, без оружия (в соответствии со статьей Конституции, действующей непосредственно). Или оценить само существование в природе муниципального фильтра и сбора подписей потенциальными кандидатами в депутаты как ограничение избирательных прав граждан России авторитарным режимом, природа которого не допускает конкуренции. Но это же «эффект колеи», Россия Достоевского и Гоголя, где за год меняется все, а за столетия – ничего. Был короткий период, полтора столетия тому назад, когда и законы, и судьи поменялись, но он быстро закончился.

Решительно очаровательные люди из комитета по культуре города, где ошеломляющим образом нарушаются избирательные права и вообще непонятно, зачем нужны выборы (впрочем, как и в Москве), если можно просто назначить нужного первому лицу человека, оправдываются: закон о мемориальных досках требует предоставления справок, ибо в биографиях выдающихся людей «всегда есть нюансы». Ну да, это наши власти знают по себе, что такое нюансы: предоставляли ли они справку о том, кем был, где состоял и в чем участвовал маршал Маннергейм, когда сначала с помпой повесили ему мемориальную табличку в том же Питере, а потом сняли...

Но факт остается фактом: не висеть доске Стругацкому, если справка о том, что он был писателем, не будет предоставлена. Регулирует ли закон вопрос происхождения такого документа? А вдруг справка будет выдана не заслуживающим доверия лицом? Но бумажка нужна, чтобы снять с себя ответственность. Не взять, а снять – иного смысла существования у отечественной бюрократии нет. К тому же у нас ведь, по меткому выражению московского мэра, нельзя «прикрываться бумажками о собственности», потому что частной собственности нет, она существует только на другой бумажке – называется она опять же Конституцией. Но и ею прикрываться нельзя, что уж говорить о справке для писателя.

...Комитет по культуре города на Неве, колыбели революции, на своем сайте пропагандирует музыкальный фестиваль «Бродский drive» в cаду Фонтанного дома. Но мало того, что там нельзя теперь топтать траву, как это запрещалось и Анне Ахматовой, когда она там жила. Каким вообще образом может комитет по культуре быть уверенным в том, что и Бродский был поэтом? Где справка? Единственный официальный документ, к тому же опровергающий принадлежность Иосифа Александровича к поэтическому цеху, – это постановление Дзержинского райнарсуда города Ленинграда. Этим документом Бродский И. А. официально признан тунеядцем и отправлен в ссылку.

«Судья: А вы учились этому?

Бродский: Чему?

Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят... где учат...

Бродский: Я не думал, что это дается образованием.

Судья: А чем же?

Бродский: Я думаю, это... (растерянно)... от Бога...»

Справку может предоставить всем, включая Стругацкого, только лично Господь. Но и к нему не пробьешься на прием – слишком много «законных представителей» у него на земле.

Читать ещё
Preloader more