Мнения / Аналитика / Хроники транзита
Статья опубликована в № 4893 от 06.09.2019 под заголовком: Урбанизм мертв, а мы еще нет

Урбанизм мертв, а мы еще нет

Муниципальное восстание в Москве показало, что замирение столицы под лозунгами просвещенного урбанизма провалилось
Константин Гаазе

Подводя итоги кампании по выборам в Мосгордуму, нужно начать с ответа на вопрос – что это было? В общем, это было восстание против модели умиротворения мегаполисов, которую долго тестировали в Москве и начали претворять в жизнь в национальном масштабе. Столица была первым городом, замирение которого после Болотной Кремль разрешил проводить под знаменами идеологии просвещенного урбанизма. Летом 2019 г. Москва, вероятно, стала первым городом, где эта идеология после долгих мучений умерла, поскольку больше не устраивает ни жителей, ни власть. А мэр Сергей Собянин в результате протеста навсегда потерял поддержку многочисленной московской интеллигенции и среднего класса, заручиться которой он пытался с первых дней в этой должности.

Править Москвой и быть не в ладах с интеллигенцией, представителями творческих профессий, просвещенной культурной публикой и т. д. невозможно. Для городской элиты у Собянина с самого начала была привлекательная программа. Чтобы Москва не протестовала, ее нужно превратить в театр, развернуть ее лицом к досугу этой самой публики и ее культурным стандартам. Хаос бесконтрольно растущего евразийского мегаполиса времен Лужкова должен смениться европейским качеством городской среды. Обновили Парк Горького, центр перестраивают, на месте уродливого советского монстра открыли парк «Зарядье», единственный российский объект, включенный журналом Times в рейтинг Greatest Places 2018. Город тратил и тратит огромные деньги на новые планировочные разработки, привлекает модных архитекторов и т. д.

Проблема в том, что ради урбанизма приходится мириться с чудовищной политической коррупцией, воровством и узурпацией власти. Болотная началась после того, как Собянин с перепугу и на новенького слишком грязно подыграл «Единой России». И ничего в этом смысле с тех пор не изменилось. Про воровство лучше всех рассказывает журналист «Медузы» Иван Голунов, которому столичная полиция подбросила наркотики этим летом. С узурпацией тоже все понятно: стремительное превращение Москвы в европейский город не предполагает, что кто-то может сказать мэрии «нет» – горожане или чахлое местное самоуправление. В 2013 г. Собянин отобрал у муниципальных советов часть полномочий, предложив взамен виртуальное право контролировать работу районных администраций.

Чтобы сохранять власть, Собянину нужно все время получать подтверждение лояльности от тех слоев, ради которых он трудится. Им же все труднее закрывать глаза на тот способ, которым мэр делает им красиво. Москва слишком интенсивная среда, чтобы надеяться, что миллионные тиражи «Вечерки» заглушат Голунова, или муниципальных депутатов, пришедших во власть в 2017 г., или голоса районных сообществ, которым вместо комфортной среды предлагают дешевую версию Гонконга по соседству. Тем важнее символический капитал представителей городской элиты, который они готовы инвестировать в работу с мэрией. Поэтому, например, выдвижение Анны Федермессер в городское собрание было чуть ли не личным проектом мэра.

Сегодня кажется, что ее заявление о выходе из гонки и запустило конвейер событий, который привел к муниципальному восстанию. Единственная непротиворечивая версия, объясняющая решение Собянина (не Кремля!) снять всех без разбора так называемых независимых кандидатов, состоит в том, что мэр вскипел и решил всем показать, что повестку здесь задает он, а не Навальный и не соцсети. Но воспитательного мероприятия не получилось. Получился, как теперь говорят, факап.

Русский хипстерский урбанизм умер, как и предсказывал мой коллега социолог Виктор Вахштайн еще в 2016 г. Новые нацпроекты – ориентиры четвертого срока Путина должны распространить опыт Москвы на другие крупные и средние города страны, чтобы выборы в Госдуму не стали в 2021 г. выборами «центр против периферии», как в 2016 г., когда «Единая Россия» победила только благодаря окраинам, а в Москве получила меньше 40%. Но муниципальное восстание в Москве показало, что это плохая идея. Купленная такой ценой «качественная городская среда» собирает вокруг себя протест и недовольство, а не поддержку и одобрение.

Автор — социолог, приглашенный эксперт Московского центра Карнеги

Читать ещё
Preloader more