Мнения / Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4905 от 24.09.2019 под заголовком: Настоящее без будущего

Настоящее без будущего

В свое будущее с беспокойством смотрит больше половины россиян, но за будущее страны опасаются еще больше
Алексей Левинсон

В советское время пропаганда постоянно твердила о светлом будущем. А когда кончилось советское время и эта пропаганда замолчала, вдруг оказалось, что никакого будущего нет – ни светлого, ни темного.

Впрочем, почти сразу обществу была предложена другая перспектива, демократическая. Она замаячила как новое светлое будущее, до которого рукой подать, 500 шагов – и все. Но это будущее тоже исчезло. Довольно скоро стало ясно, что того демократического общества, которое обещали стране демократы 1990-х, не будет. Разговоры о нем утихли, и тема будущего вообще ушла. Тема ушла, а на месте будущего осталась странная пустота. Привычному советскому сознанию, как и родившимся от него постсоветскому и постпостсоветскому, сказать о будущем нечего. И от этого неуютно.

Это относится прежде всего к будущему общему, будущему страны. Наши люди привыкли, что за это будущее отвечают не они, а начальство. Зона же их собственной ответственности – их собственное будущее, будущее семьи, детей. В реальности большинство уверенно смотрит в это лично-семейное будущее. Люди создают семьи, заводят детей, отдают их в школу и вуз, берут кредиты и ипотеку. Однако в этих случаях о будущем мыслят конкретно, и его не называют этим словом. И если их спросить об их будущем, они будут отвечать осторожно, ведь оно зависит и от дел в стране. «Если говорить в целом, чувствуете ли вы уверенность в завтрашнем дне?» Так спросили у россиян и получили поровну ответов «да» и «нет». Спросили, с какими чувствами люди смотрят на свое собственное будущее и на будущее России. Узнали, что с беспокойством и опасениями смотрят на свое 54%, а на будущее страны еще больше – 58%. Вполне ожидаемо, что более зажиточные более оптимистичны, среди них две трети уверены в завтрашнем дне. На собственное будущее смотрят «спокойно, с уверенностью» более половины (55%). Но в ответе о будущем страны у них перевес беспокойства и опасений над спокойствием (50:46%). У бедных наоборот: собственное будущее их беспокоит больше (72%), чем общее (62%), уверенности в завтрашнем дне нет, говорят 67%.

Наши опросы уже показывали: когда президент не остановил повышение пенсионного возраста, люди 40–54 лет восприняли это тяжелее всех. Они и теперь, год спустя, дают самые грустные ответы о будущем. Они единственная возрастная категория, которая собственное будущее и будущее страны видит с одинаковым пессимизмом. И его вдвое больше, чем оптимизма. О спокойствии за будущее говорит треть, о беспокойстве – две трети. Не верящих в завтра у них в полтора раза больше, чем уверенных в завтрашнем дне.

Надо быть молодым, тогда будет чувство, что завтрашний день – твой (63%) и твое собственное будущее – в твоих руках, ты спокоен (61%). Но у молодежи перевес оптимизма только при мысли о собственной жизни. По поводу перспектив страны в целом они менее скептичны, чем прочие, но и они оценивают судьбы России скорее с опасениями и тревогой (48%), чем спокойно и с уверенностью (46%).

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Читать ещё
Preloader more