Мнения / Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 4906 от 25.09.2019 под заголовком: Молот Риббентропа

Молот Риббентропа

То, что было стыдным, становится предметом гордости
Андрей Колесников

Если Запад по-шпенглеровски закатывается и теряет все и всяческие стержни, почему же он так легко может снести любой не понравившийся ему режим и даже сильно навредить столь мощной военно-аграрной державе, как Россия? Это не единственное противоречие, содержащееся в программном, чтобы не сказать идеологическом, интервью министра обороны Сергея Шойгу «Московскому комсомольцу». В интервью продуманном, с несколько искусственными спичрайтерскими шутками, с тщательно взвешенными уколами зонтиком сопредельных либералов-монетаристов вроде Алексея Кудрина, выступающих за рациональность расходов.

Запад (не США, как это обычно бывает) не то чтобы впервые фигурирует как некое единое враждебное целое в выступлениях высших чиновников, но в интервью министра антизападная идеология обосновывается перевернутой логической конструкцией: «Если бы Запад продолжал себя вести так, как он начал себя вести во времена Горбачева, – выполнял бы все свои обещания, не стал бы продвигать НАТО к нашим границам все ближе и ближе, не расширял бы свое влияние в нашем ближнем зарубежье, не лез бы во внутренние дела нашей страны, – то, мне кажется: им в конце концов удалось бы все. Им бы удалось решить ту задачу, которую они перед собой ставили, – задачу разрушения и порабощения нашей страны. Как это фактически сделано с «младоевропейцами» и бывшими советскими республиками».

То есть получается, что, если бы не расширение НАТО на восток и агрессивно-недоброжелательное отношение к российскому истеблишменту, мы бы пришли к ужасному концу: жили бы в нормальной, спокойной, неагрессивной стране. Без битья себя в грудь и Make Russia great again. И тогда бы мы потеряли свою идентичность, духовность, кондовость и домотканость, а также кремлевского повара Пригожина в качестве живого символа России.

Развитие российского идеологического дискурса достигло стадии логических перевертышей и политических каминаутов. Молот Риббентропа стучит в сердца российских высших чиновников. То Бортников полностью реабилитирует репрессии, то Мединский, Нарышкин, Иванов и отечественные твитопроизводители из МИДа сделают из Сталина великого дипломата: пакт Молотова – Риббентропа спас жизни советских людей, оттянув начало войны. При том что пакт не спас жизни более 20 000 ни в чем не повинных польских военнослужащих, расстрелянных войсками НКВД, более 130 000 советских солдат, погибших на финской войне. Благодаря пакту СССР стал граничить с Германией, а первые месяцы войны иначе как катастрофой, рукотворной катастрофой, предопределенной политикой Сталина, невозможно назвать.

Причем если раньше пакта стыдились, советская власть тщательно скрывала сам факт существования секретного протокола вплоть до конца перестройки, то теперь самое стыдное становится предметом гордости. Как комиссия Бурденко доказывала, что поляков расстреливали немцы, а не НКВД, так и сейчас Военно-историческое общество копает в Сандармохе, чтобы доказать, будто подлинные палачи – финские военные, расстреливавшие красноармейцев. Хорошо еще не утверждают, что репрессированные в лесах Карелии были убиты финнами. Хотя еще не вечер.

Простое объяснение: «Мир сегодня перестал быть однополярным. И это, естественно, очень не нравится Западу, который прикладывает все усилия, чтобы вернуть себе монополию на влияние в мире». Полярность, впрочем, измеряется силой притяжения. Как писал Дмитрий Александрович Пригов, «ну, скажите: что за мания, убегать не к нам, а к ним». Россия стала непривлекательной даже для неквалифицированной рабочей силы. Бегут же не в Африку и Азию, а почему-то в Европу и в Америку, на тот самый Запад.

Можно считать себя пупом земли, но не приобрести свойств полюса. Можно мнить себя глобальным игроком, будучи при этом глобальным спойлером.

«На Западе уже давно созданы лекала и алгоритмы свержения любой неудобной для них законной власти в любой стране», – говорит министр. Какой же слабой должна быть власть, чтобы считать, что посольство США и радиостанция Deutsche Welle способны подорвать устойчивость режима!

Впрочем, Запад и в самом деле кое в чем виноват. Когда-то покойный ныне Даниил Борисович Дондурей предложил внятный либеральный слоган: «Каждому россиянину – шенгенский паспорт». Если бы эта прагматическая утопия была реализована, мы бы жили не в России, вставшей с колен, а в нормальной стране, без комплексов неполноценности, перемешанных с чувством обидчивого превосходства. В стране, которой не нужны были бы столь масштабные военные расходы, о необходимости которых рассуждает министр.

Кстати, нелишне напомнить, что под их бременем развалился СССР. Как и под грузом мегаломанических проектов, для которых, как утверждает Шойгу, «вновь есть место для реализации». Впрочем, в системе госкапитализма строительство чего-то большого и затратного – это единственный способ поднять ВВП на несколько пунктов. Жаль, что к повседневной практике обычных людей, вынужденных испытывать приливы счастья оттого, что они не живут нормальной жизнью, которую министр приравнивает к «разрушению и порабощению», это не имеет никакого отношения.

Автор — руководитель программы «Внутренняя политика» Московского центра Карнеги

Читать ещё
Preloader more