Мнения / Аналитика / Хроники транзита
Статья опубликована в № 4913 от 04.10.2019 под заголовком: Рождение российского университета

Рождение российского университета в 2019 году

Как политический субъект университет появился в России только сейчас, после летних московских протестов
Константин Гаазе

Стратегия Кремля по ликвидации политических последствий московских протестов напоминает срочный ремонт в разгромленной казарме перед проверкой боеготовности. Речь не идет о нормальной логике починок.

Поставлена боевая задача: ликвидировать политические последствия протеста таким образом, чтобы от них не осталось следов, начисто. Не хвастаться хорошим ремонтом, а сделать вид, что самого события разгрома не было: не было солидарности, полицейщины, уголовных дел и т. д. Тем важнее задача не дать затушевать реальные последствия протеста, рассматривать то, что велено считать «небывшим», например, репрессивный каток, как реальный, бывший, случившийся. Одно из важнейших таких последствий – рождение российского университета как полноценного, публичного политического субъекта.

Тезис звучит странно. Многие университеты в России – и так крупные политические игроки, региональные лендлорды, центры административных компетенций и дистрибуторы символического капитала, например научных степеней для элиты. Странно говорить, что как политический субъект университет появился в России только в 2019 г. Однако именно так и следует говорить.

Перед университетом как платформой научной деятельности и университетом как коллективным действующим стояли и всегда будут стоять два вопроса. Первый вопрос – о статусе научного знания: автономно ли оно и в каком смысле его производство обусловлено нашими реальными историческими координатами, в том числе реальными историческими координатами, в которых действует тот или иной конкретный университет. Второй вопрос – о статусе самого университета как политического игрока: до какой степени он может утверждать собственную автономность уже как институт.

Строго говоря, только этим летом оба вопроса обрели значение как реальные и наполненные политическим смыслом. До этого момента первый вопрос оставался предметом экзистенциального выбора профессуры, второй – привилегией университетского начальства. Сегодня – и это случилось впервые – университеты должны решать эти вопросы как политические субъекты, и спасибо за это нужно сказать той части университетской популяции, которая до 2019 г. никакого реального политического голоса не имела. То есть студенчеству.

Студенты, лица и материя протестов, совершили в 2019 г. то, что не случилось в начале 1990-х. Они сделали университет – не только Вышку, но прежде всего Вышку – публичным политическим субъектом. Действие или бездействие которого теперь имеет политическую цену для всей корпорации как единства, а не только для постоянных обитателей университетов: преподавателей и администраторов.

В пользу того, что именно рождение университета как политического тела стало для Кремля чуть ли не главным скандалом, свидетельствует не только непропорциональное применение силы против молодежи, но и уровень, на котором решались вопросы «пресечения» студенческих протестов. Прошедший в парке Горького в начале сентября День Вышки обсуждали чуть ли не на совещании у главы администрации: как сделать так, чтобы сабантуй университета не превратился в Болотную.

Это значит, что начало делу положено: активное студенчество перекодировало университет в глазах элиты. Теперь это не только источник дипломов для детей и степеней для себя, не только экспертиза по любому вопросу, не только предмет бюджетной заботы, но и политическая проблема. С почином.

Как сложится судьба народившегося университета, сказать пока трудно. Можно лишь сформулировать эффективную в данный момент максиму ответа на два поставленных выше вопроса.

Научное знание автономно и находится вне политики. Иначе чтение курсовых работ студентов социологов и политологов в ФСБ станет нормой: университет не может снести эту границу, поскольку, только сохраняя ее, он может обеспечить всем участникам корпорации безопасность. Наука автономна. Курсовые неприкосновенны.

Университет – часть политики и политический субъект. Только проецируя себя вовне, включаясь в политику как корпорация, не как собственник и не как администратор бюджетных расходов, а как корпорация в старом философском смысле слова, как тело, университет имеет шансы отрешиться от летаргического сна мнимой «автономии» к полноценному публичному существованию.

Автор — социолог, приглашенный эксперт Московского центра Карнеги

Читать ещё
Preloader more