Мнения / Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4915 от 08.10.2019 под заголовком: «Рейтинг Путина» на самом деле не про Путина. Он про жизнь, как она сложилась за эти годы

Скучный рейтинг Путина

И символическое одобрение, и реальное неодобрение присутствуют в одном и том же массовом и индивидуальном сознании
Алексей Левинсон

Рейтинг Владимира Путина, с точки зрения профессионалов, не самое важное из того, что выясняют опросы «Левада-центра» и других агентств. Но именно о нем чаще всего спрашивают журналисты и широкая публика. При всей затертости шутки насчет средней температуры по больнице в данном случае образ годится. За долгие 20 лет люди привыкли к тому, что эта вообще-то повышенная температура для нас почему-то норма. Они помнят, что после грузинской и крымской побед она и вовсе зашкаливала. Они слыхали разговоры, что после пенсионной реформы прошлогодним летом «рейтинг начал падать». Тогда и вправду произошло резкое падение. Но оно быстро прекратилось, и с тех пор этот рейтинг стоит себе на спокойной по его меркам высоте (68% в сентябре). Но разговоры о том, что «рейтинг падает», идут и идут уже больше года.

Надо задуматься, чем вызвана настойчивость этих пересудов. Вот простые два объяснения. Первое: есть много тайных недоброжелателей Путина, они только и ждут, чтобы... Второе: есть много людей, которые боятся того, что Путин потеряет власть, потому что тогда начнется... Опровергнуть эти подозрения невозможно, но и данных, чтобы их подтвердить, тоже нет. Есть еще версия, что накопилось много людей, которые «против Путина», но они не участвуют в опросах – то ли сами избегают, то ли «Левада-центр» их обходит. Доказательств сторонники этой версии не приводят, но они им и не нужны.

Объяснение, которое есть у нас и которое мы уже приводили не раз, состоит в том, что «рейтинг Путина» на самом деле не про Путина. Он про жизнь, как она сложилась за эти годы. И для многих и многих опрошенных ответ «да» на вопрос об одобрении деятельности Путина (как и автоматическое голосование на разных выборах «за кого надо») – это средство сказать себе (именно себе): пусть оно идет как идет, лишь бы не было хуже.

Но наряду с этим заговариванием жизни никуда не деть ощущения, что все-таки оно становится хуже. И вот тут самое главное: и это символическое одобрение, и это реальное неодобрение присутствуют в одном и том же массовом (да и индивидуальном) сознании. И люди, по одной причине выразившие одобрение, по другой причине ставят собственные оценки под сомнение. Ничего парадоксального в этом нет. Массовое сознание – сложная структура. Опросы же – инструмент простой. Но и он показывает эту сложность. Вот, например, сознание рабочих. В нем на три ответа «одобряю» приходится два «не одобряю». Наконец, помимо пресловутого рейтинга одобрения есть другие показатели. Скажем, в вопросе о доверии президент уже во второй раз уступает первенство армии. (Среди руководящих работников доверие армии – 69%, президенту – 57%, среди рабочих соответственно 61 и 52%.)

Писать о рейтинге становится все скучнее и скучнее. По договоренности с редакцией я оставляю ставшее слишком привычным правило публиковать колонку каждый второй вторник и прощаюсь с этим жанром и форматом. С читателями, которым я искренне благодарен, я надеюсь еще встретиться на этих газетных полосах.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Читать ещё
Preloader more