Усталость номенклатуры важнее активности оппозиции

В чем главная опасность политических ограничений и репрессий
Авторитаризм, у которого нет ни развития, ни могущественных покровителей, ни своей эсхатологии, ждут трудные времена

Апрель 2021 г. стал одним из самых насыщенных периодов с точки зрения масштаба и плотности политических ограничений в России. Такого не было, пожалуй, с 1993 г., когда репрессивный пароксизм стал следствием президентского самопереворота и короткой гражданской войны. По масштабу репрессий мы еще не достигли андроповского 1983 г., когда КГБ зачистил диссидентское движение, годами портившее нервы советской власти, а заодно организовал серию масштабных антикоррупционных чисток номенклатуры и закрутил гайки для простых трудящихся. Но повод серьезно задуматься уже есть.

Законы об ограничениях для просветительской деятельности и штрафы за «неправомерное использование» пресс‑карт на митингах; фактический запрет легальной деятельности для либеральной несистемной оппозиции — «штабов Навального»; аресты и задержания оппозиционеров; полицейские репрессии против общественников и левых активистов, от депутатов КПРФ до лидера Левого фронта Сергея Удальцова; удары по оппозиционным СМИ (сначала по DOXA, потом по «Медузе») – все это делает апрель 2021 г. знаковым, поворотным месяцем.

Вы видите 28% этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью и получить полный доступ к другим закрытым материалам