Чернышенко отправится в Казахстан

Цель поездки вице-премьера — открытие филиалов российских вузов и не только
Андрей Гордеев / Ведомости

В Казахстане закончился транзит власти: в четверг верхняя палата парламента внесла поправки в закон о первом президенте, которыми отменила согласование направлений внутренней и внешней политики с Назарбаевым. Это де-юре закрепляет новый порядок в стране, установившийся 5 января, где над первым лицом больше нет надстройки в виде Совета безопасности и первого президента как значимого политического актора. Токаев объявил о том, что построит «новый Казахстан». В этой связи у руководства Российской Федерации много вопросов о том, на каких принципах будут обновлять государство. Ведь в последние годы в стране процветает так называемая «культура отмены» с местным колоритом: на волне новой гласности популисты всех мастей предлагают отменить почти все.

Официальная повестка, с которой Чернышенко едет в Казахстан, более или менее понятна. Он как куратор высшего образования должен помочь Токаеву реализовать его же поручение об открытии филиалов пяти российских технических вузов в стране. Президент Казахстана на встрече с предпринимателями 21 января 2022 г. объявил курс на дальнейшую индустриализацию и сказал, что «казахи должны быть технарями».

Кроме того, будет переформатирована программа «Болашак», которую придумал Назарбаев в середине 90-х. Благодаря ей в постсоветском Казахстане стали появляться специалисты с западным образованием. Теперь Токаев говорит о том, чтобы переориентировать программу в том числе на Россию – отчасти из-за того, что казахстанские студенты и так едут учиться в Новосибирск, Омск и Москву, но уже не возвращаются назад. Цель – мотивировать обучившихся трудиться на родине. И она не праздная, так как уезжают и остаются не только русские, но и казахи.

Однако это слишком узкая повестка для Чернышенко. Очевидно, в ходе поездки вице-премьер может выяснить настроения в элитах и планы нового руководства республики. В Казахстане произошла окончательная смена власти, и Назарбаев, который закрывал многие вопросы благодаря дружбе с президентом России Владимиром Путиным, теперь выключен из политики. В последнем на данный момент обращении к нации он высказался о себе как о «пенсионере», который ушел на заслуженный отдых еще в 2019 году.

При этом в последний год Казахстан и Россия находились в сложных и амбивалентных отношениях: при атмосфере дружбы на самом верху взаимодействие осложнялось подозрениями новых элит в национализме. Российские аналитики регулярно говорили о языковой дискриминации в Казахстане, а глава «Россотрудничества» Евгений Примаков даже заявил о том, что не будет сотрудничать с министром информации Аскаром Умаровым, который в бытность блогером был замечен в русофобских высказываниях.

Адепты новой казахской «культуры отмены», как и любой другой юной культуры, не отличаются разборчивостью и нередко затрагивают российские интересы. Например, на противодействие натолкнулась сделка правительства Казахстана со «Сбером». Меморандум о сотрудничестве был подписан 3 сентября между премьер-министром РК Аскаром Маминым и главой группы «Сбер» Германом Грефом на Восточном экономическом форуме. Но национал-патриоты, которые могли иметь поддержку в администрации президента, оказали яростное противодействие этой инициативе, в результате чего она на время пропала из инфополя. Такой же сложный вопрос для Казахстана – АЭС, в строительстве которой заинтересован как президент Токаев, так и «Росатом», для которого это большой контракт и политический проект.

Действующий политический режим, пусть и с новыми лицами, был сохранен благодаря введению войск ОДКБ во время боевых действий в Алматы: казахстанское руководство говорило о том, что без помощи со стороны союзников (а ключевые силы отправила Россия) конфликт мог бы сильно затянуться. В такой ситуации Чернышенко должен будет прояснить позицию Казахстана не столько по пяти вузам, сколько по стратегическому сотрудничеству в целом. Другой значимой задачей вице-премьера может стать подготовка визита Токаева в Москву, где он встретится с Путиным.

Ожидается, что визит состоится 10 февраля. А до этого, 4 февраля, Токаев собирается встретиться с председателем КНР Си Цзиньпином. Очевидно, что после отповеди от Запада президенту Казахстана придётся идти на большее политическое сближение с главными региональными партнёрами – Россией и Китаем. Си Цзиньпин не особенно против, на встрече с руководителями центрально-азиатских государств он отдельно высказался о событиях в Казахстане: «Будучи соседом и другом Казахстана, Китай решительно поддерживает усилия Казахстана по прекращению насилия и стабилизации обстановки. Китай готов оказать Казахстану необходимую поддержку и помощь».

В Москве с высокой вероятностью будет обсуждаться углубление интеграции по линии ЕАЭС. Казахстан однозначно не собирается саботировать деятельность экономического союза, но ЕЭК в последние годы буксует по многим линиям. Это приводило к тому, что Токаеву приходилось настаивать на пересмотре стратегии развития союза, а также обращаться к Путину с просьбой урегулировать приграничное сотрудничество, где перед казахстанскими товаропроизводителями выстраиваются барьеры.

Важным вопросом в рамках ЕАЭС является гармонизация промышленной политики. Сейчас для Токаева удачный момент, чтобы привести в порядок регулирование, чтобы наладить экспорт и углубить кооперацию. К счастью для него, крупные российские партнеры, к примеру «Камаз» и «Татнефть», проявляют живой интерес к развитию совместных проектов и готовы инвестировать в них. Больным вопросом, от которого напрямую зависит успешность промышленной кооперации между Казахстаном и Россией, является утильсбор – у соседей он выше. Но после того как из уравнения, по которому рассчитывается его ставка в Казахстане, исключили родственников первого президента, снижение, наконец, стало возможным.

Важно при этом, чтобы речь шла именно о гармонизации, ведь казахская «культура отмены» добралась и сюда. Некая масса далеких от промышленности людей ратует за полную отмену утильсбора. В погоне за дешевыми политическими очками популисты немного забывают о том, что в таком случае российским (и не только) инвесторам будет проще уйти в условный Узбекистан, развивать производство там и оттуда победным маршем заходить на рынок ЕАЭС через «казахстанскую дыру».

Ключевой вопрос в текущей ситуации: как Токаев относится к России и настроен ли он на развитие диалога. Несмотря на обращение к ОДКБ, у российского руководства продолжают оставаться вопросы о системном национализме в казахстанском политическом истеблишменте. Учитывая, что есть фактор украинской травмы, где конфликт начался с попытки конфликтно разрешить вопрос с русским языком, у Путина к Казахстану ровно тот же вопрос. Что будет с языком и что будет с русскими как частью казахстанского народа? Очевидно, что помощь военных в критической ситуации была скорее прагматичной: лучше сохранить понятных политиков, чем позволить заговорщикам победить и дать построить халифат.

После разрешения случившегося политического кризиса у президента Токаева всё меньше пространства для многовекторной политики, которая практиковалась все предыдущие 30 лет. И от его выбора на самом деле зависит судьба всего региона, особенно в ситуации, когда ведутся переговоры между Россией и НАТО о нерасширении альянса на восток. Принимая во внимание весь этот спектр вопросов, Чернышенко предстоит не просто обсудить то, что находится в его компетенции, но и выяснить, какие дальнейшие действия планирует предпринять казахстанское руководство после стабилизации ситуации в стране. И в зависимости от того, с какими вестями он приедет из столицы Казахстана, будет понятно, в каком направлении пойдет российско-казахстанское сотрудничество.