Как остановить самоубийство Израиля

Конфликт вокруг судебной реформы – свидетельство глубокого разлома в израильском обществе

В Израиле продолжается противостояние между властью и оппозицией. Поводом для массовых демонстраций, сопровождающихся перекрытием трасс и столкновениями с полицией, стала реализуемая правительством реформа, призванная ограничить полномочия Верховного суда и системы юридических советников. Этой реформой нынешнее правительство, национальное по своей сути, хочет спасти государство от ультралевой повестки, которая ведет Израиль к самоубийству.

Сейчас Израилем управляет не законодательная власть в лице кнессета, и не исполнительная в лице кабинета министров, а судебная система. Мозг этой системы – юрист Аарон Барак, тело – Верховный суд, окружные суды, мировые суды. А руки – прокуратура и судебные исключения. Это результат переворота, который осуществил Барак с 1995 по 2006 г., пребывая в статусе председателя Верховного суда. Речь о волюнтаристском введении изобретенных судьями многочисленных правил, которые не имеют никаких оснований в законодательстве страны. Среди них – право каждого судьи получать любую информацию по любому вопросу и выносить любые решения опять же по любому вопросу. Закон – это всего лишь обрамление, с помощью которого суд решает вопрос по своему усмотрению. Суд получил возможность отвергать принятые всенародно избранным парламентом законы и выносить суждения по основополагающим законам Израиля. «Основа» для таких решений – личное мнение судьи, его представление о ценностях, о том, что является приемлемым, а что нет, без всяких критериев.

Более того, было изобретено правило, согласно которому рекомендации судебного советника, состоящего при каждом министре, мэре города, или управляющем госкомпанией, обязательны к исполнению. В конечном итоге решения в любом министерстве и в любых правительственных учреждениях принимают не избранники народа, не назначенцы парламента или правительства, а представители судебной системы. Люди, которых никто не избирал. Судьи Верховного суда, как и другие судьи судов общей юрисдикции, назначаются Комиссией по избранию судей. Процедура де-факто контролируется представителями все той же судебной системы. Такого не существует больше нигде в мире, кроме Израиля, чтобы судьи подчинили себе управление всем государством.

Отмечу, что Верховный суд представляет израильских левых – с точки зрения происхождения, культуры, ценностей, целей и программы. Это отражается на его решениях. Приведу несколько примеров. Есть основополагающий закон кнессета, согласно которому в парламент не может баллотироваться ни партийный список, ни человек, который не признает Израиль в качестве еврейского и демократического государства. Несмотря на это, арабская партия БАЛАД и Исламское движение, ответвление запрещенных в России «Братьев-мусульман», баллотируются в кнессет и создают парламентские фракции. Суд допускает их, опираясь на свое толкование закона.

В Израиль прибыли тысячи инфильтрантов из Африки и осели в южном Тель-Авиве. Суд запретил их высылку в страны, откуда они прибыли. Из-за этого в южных районах города игнорируется закон, женщин насилуют, а жизнь устроена, как в странах третьего или даже четвертого мира.

Такое положение вещей влияет не только на политику и городскую жизнь, но и на экономику. Суд может произвольно отвергнуть любой заключенный между компаниями договор, поэтому многие бизнесмены заранее договариваются улаживать возможные конфликты в зарубежных юрисдикциях – Великобритании или США.

Но на протяжении последних 30 лет в Израиле становится все больше и больше правых. Причина тому – демография: высокая рождаемость и низкие показатели миграции из страны в среде правых. У левых наоборот: низкая рождаемость и высокая эмиграция. И вот случился коренной перелом: правых теперь больше, чем левых и арабов, вместе взятых.

По итогам последних выборов в кнессет правым удалось сформировать коалицию, в которой не нужны ни левые, ни арабы. Те, кого принято считать правыми в Израиле, получили 75 депутатских мандатов из 120. То есть, если вернуться к растянутым на десятилетия общественным процессам, власть судей сначала беспрецедентно укрепилась, но затем ее авторитет снизился до такой степени, что общество проголосовало за претендента на пост премьер-министра, Биньямина Нетаньяху, в отношении которого ведется несколько уголовных расследований. Народ не верит прокуратуре и суду.

Народ не верит, что уголовные дела против Нетаньяху настоящие. Ведь против тех, кто встроился в левую повестку и не присоединился к правительству, например лидера партии «Наш дом – Израиль» Авигдора Либермана, закрыли все уголовные дела. Причем не предоставлено никаких объяснений этому.

Мы оказались в ситуации, когда большинство народа поддерживает правых, а государство контролирует хунта из 15 судей в соответствии с ценностями левых. Действия правительства – это не реформа судебной системы, а исправления последствий переворота, устроенного Аароном Бараком. Но левые не приняли решения израильских избирателей. Например, экс-премьер Эхуд Барак призывал к неповиновению и чуть ли не гражданской войне. Демонстрации идут уже пару месяцев. Противники реформы получают поддержку израильской улицы, представителей израильского хайтека, военных. Они очень хорошо представлены в средствах массовой информации. Противники внутриизраильской реформы получили также мощнейшую публичную поддержку из США и стран Евросоюза.

Но не бывает такого, чтобы улица управляла государством. Единственная демонстрация, которая имеет значение, – это выборы. Допустим, вышло 150 000 демонстрантов – но ведь столько голосов достаточно лишь для избрания в кнессет двух депутатов. Более 2 млн человек проголосовали только за правящую партию «Ликуд». Что такое 150 000 человек по сравнению с миллионами, проголосовавшими на выборах? Ничего, ноль. Вокруг много шума, но они не истина в последней инстанции. Истина устанавливается в день выборов.

Лидеры оппозиции не думают о государстве – им важна власть. Надеюсь, нынешнее правительство преуспеет в сохранении еврейского и демократического характера государства, чтобы со страной не произошло то же, что с Францией, Великобританией, Бельгией, Голландией, Испанией, которые стали жертвами нелегальной иммиграции и другой культуры. Все политические конфликты должны решаться в стенах парламента. Если мы продолжим спорить друг с другом на улицах, то ливанизация Израиля продолжится и мы развалимся.