Разбить сквер имени Елизаветы II

Следует остановить дрейф Центральной Азии прочь от России

Состоявшийся в конце февраля визит госсекретаря США Энтони Блинкена в Казахстан несколько недель обсуждали в местных СМИ. «Цель Блинкена – переключить страны Центральной Азии на сотрудничество с США и не подтачивать режим санкций против России», – говорили аналитики. А в середине марта Астану посетил министр иностранных дел Великобритании Джеймс Клеверли. Министр назвал Казахстан основным партнером своего государства в регионе и принял участие в открытии сквера имени Елизаветы II на проспекте Кабанбай батыра в Астане.

Никаких судьбоносных решений в ходе этих дипломатических командировок не было принято. Но сами визиты и сопутствовавшие им события заслуживают особого внимания, поскольку отражают фундаментальные тренды современного Казахстана.

Например, буквально за день до приезда главы госдепа Астана заявила о закрытии своего торгового представительства в Москве. Практического значения подобный демарш не имел, но был неким сигналом Вашингтону: «Смотрите, мы готовы на резкие действия, вплоть до разрыва экономических отношений с Россией».

В этом же ключе надо рассматривать и арест имущества «Роскосмоса» на космодроме Байконур, случившийся уже после визита Блинкена, – якобы за неисполнение условий контракта по разработке стартового комплекса «Байтерек». 13,5 млрд тенге (2,3 млрд руб.) россияне должны выплатить не в бюджет РК, а компании «Байтерек», связанной с отдельными элитными группами в правящем классе. И сделать это нужно по решению не казахстанской Фемиды, а суда Международного финансового центра «Астана», действующего по английскому законодательству и с британскими судьями.

По сути, это еще одна демонстрация лояльности Западу и недружественный шаг в отношении России. Да что говорить о россиянах, когда местные власти жестко наказывают своих же граждан – рабочих, посмевших 11 февраля выйти на забастовку на нефтяном месторождении Тенгиз, которое находится под управлением американских компаний Chevron и ExxonMobil. И теперь, подав уже в местный суд, представители американских компаний стремятся не только признать забастовку незаконной и произвести массовые увольнения, но и взыскать с бастовавших сумму ущерба и упущенную прибыль.

Нельзя сказать, что до сих пор не было никакого крена Астаны в сторону Запада. Начало положили в 1990-е гг., когда с американскими и британскими компаниями были подписаны кабальные для Казахстана соглашения о разделе продукции и контракты по недропользованию. В результате только в нефтедобывающем секторе доля американских, британских и европейских компаний составляет две трети. Фактически же под контролем Запада оказалось 70% всех предприятий добывающей промышленности, цветной и черной металлургии республики.

Естественно, что и 70% нефти также поставляется в страны ЕС. С началом СВО Россия переориентировала свои энергетические потоки в Китай, Индию и Юго-Восточную Азию. А Казахстан, точнее те, кому фактически принадлежат его ресурсы, постарался заполнить вакуум, образовавшийся на европейском рынке энергоносителей.

В этом и состоит основное региональное, геополитическое противоречие: Россия и Китай пошли на стратегическое сближение, тогда как расположенный по соседству Казахстан, напротив, пытается через разные форматы усилить взаимоотношения с Западом. В свою очередь, Запад пытается навязать свои правила игры Астане, Ташкенту, а через них – всей Центральной Азии.

Это и поддерживаемое Лондоном объединение в рамках Организации тюркских государств (ОТГ), которая является, по сути, косплеем «европейской интеграции». И заключение двусторонних соглашений с ЕС и США в разных сферах. Не зря в конце прошлого года был образован и союз Казахстана и Узбекистана – подписан договор о стратегическом партнерстве этих государств в рамках навязанной Западом концепции «центральноазиатской идентичности».

Визит Блинкена в Астану – это попытка Белого дома показать, что после ухода из Афганистана борьба за регион вовсе не завершилась, а продолжается с удвоенной энергией. Заставляя присоединяться к санкциям, США намерены не только перекрыть каналы параллельного импорта в Россию через бывшие советские республики. Их цель – подорвать де-факто сложившийся «газовый союз» России, Узбекистана, Казахстана и Туркмении. А также парализовать связи между Россией и Китаем через Центральную Азию. Параллельно этому создается угроза и для китайских маршрутов в рамках реализуемого плана «Один пояс – один путь». Американские и европейские компании, кроме того, намерены начать разработку месторождений редкоземельных металлов в регионе – для обрушения китайской монополии в данной отрасли.

Астана не демонстрирует даже малейшего желания изменить сырьевую вывозную модель экономики и освободиться от неоколониального положения, несмотря на негативные последствия для себя. Идет нещадный грабеж Казахстана: вывоз сырья с одновременным выводом капиталов. По данным АО «Центр развития торговой политики QazTrade», валовый отток прямых инвестиций из РК в США в январе – сентябре 2022 г. составил $36,1 млрд (+73,5%). При этом валовый приток прямых инвестиций из США в Казахстан за тот же период – только $5 млрд. Экспорт из Казахстана в США за 2022 г. вырос на 32,1% (до $1,2 млрд), а импорт – на 40,5% до $1,9 млрд.

В мае этого года в рамках II Экономического форума Центральная Азия – ЕС в столице РК пройдет презентация итогов исследования ЕБРР по технической осуществимости и оценке Транскаспийского международного транспортного маршрута (ТМТМ), навязываемого Астане Вашингтоном и Брюсселем в качестве альтернативы российским маршрутам и энергетическим проектам. ТМТМ по стоимости в разы превосходит российский, однако Запад судорожно ищет альтернативные возможности по вывозу казахстанского сырья.

Что в этой ситуации делать, если не брать во внимание радикальных сценариев? Во-первых, необходимо отказаться от замалчивания проблем и открыто обсуждать их в рамках существующих форматов и интеграционных объединений – ОДКБ, ЕАЭС и ШОС. В том числе – поставить ребром вопрос о реализации военно-биологических программ Пентагона и наличии военных и полувоенных объектов НАТО на территории Казахстана. Очевидна также целесообразность привлечения в той или иной форме Пекина к оказанию соответствующего влияния на Астану, ведь Китай также оказывается под ударом в результате проводимой правительством Казахстана политики.

Во-вторых, необходимо наладить разъяснительную работу с обществом через партии, движения, НПО, блогеров и дружественные СМИ. Не в форме проведения дежурных чаепитий к определенным датам, а для реального влияния на умонастроения людей и политического воздействия на проводимый курс. Соответственно, надо поддержать политические силы, выступающие против Запада и приветствующие интеграцию в рамках ЕАЭС.

Нужно раскрыть глаза казахстанцам на кабальный характер контрактов и соглашения о разделе продукции с американскими и британскими компаниями и вывод активов РК на Запад, указать казахстанских бенефициаров этого процесса. И уже сегодня необходимо ответить на массовую пропаганду о «голодоморе», репрессиях и «геноциде казахского народа» в годы СССР. Публикация архивов, выпуск двуязычных материалов тиражом в сотни тысяч экземпляров, съемка документальных фильмов – вот инструменты для реальной работы на информационно-политическом фронте против отрыва Центральной Азии от России.