Детали / Цитата недели
Статья опубликована в № 4114 от 12.07.2016 под заголовком: Цитата недели

Спасибо, что ЯНеБоюсьСказать

Флешмоб о сексуальном насилии важен уже хотя бы констатацией общественного скотства
#Янебоюсьсказать
Анастасия Мельниченко, блогер Facebook

Женского опыта у меня нет, потому что я мужчина; я бы мог пересказать, конечно, те истории, которые доверили мне коллеги – медицинские сестры, пациентки, старые старушки, деревенские приятельницы разных лет, подруги и просто собеседницы.

Но не буду пересказывать. Во-первых, еще раз скажу, мужчина не может ни понять этого ужаса, ни представить, ни передать; а во-вторых, столько уже сказано, что никакие самые жуткие подробности не добавят смысла.

Зато я могу сказать с мужской стороны: нам, основанным на Y-хромосоме, созданным первыми, нам, имеющим пенетративный орган и намерения, – нам надо что-то отвечать.

Можно двинуть длинную оправдательную телегу, и даже не без изящества. Сексуальная энергия, говорят, отлично канализируется – в творчество, в немонотонную увлекательную активность, в соревновательную деятельность; сексуальные подвиги, в том числе находящиеся за пределами человечности, как правило, удел людей нереализованных, выкинутых обществом, изгоев, не имеющих положительных целей; незанятый мозг, даже небольшой и неразвитый, порождает чудовищ, известное дело.

А советское-то, а затем российское общество лишало и лишает подавляющее большинство мужчин возможности самореализации (и не стоит приводить в пример космический или атомный проект, там самость самореализации, на мой взгляд, сомнительна); точнее сказать, у самореализации очень часто возникали и возникают дополнительные условия, не связанные непосредственно с нею. Проще говоря, всегда вмешивалась политика и почти никогда не работала свободная конкуренция. (Бегут взапуски двое, но одного оскорбили, побили и еще гирю привесили к ноге.)

А политика в советских и нынешних российских условиях почти всегда означала и означает отрицательный отбор; хорошо хоть, расстреливать перестали. Вот мы, нынешние мужчины, и представляем собой робкий, скудоумный и склонный к компромиссу продукт того самого отбора – однако же с пенетративной функцией, с помощью которой и пытаемся в изощренной форме компенсировать (и часто тайком, что характерно для компенсаторных действий) все неудачи и проблемы.

Среда, то есть, заела русского несчастного мужика, вот и насилует он, депривированный, баб.

А еще же так называемое воспитание, то самое традиционное: женщина должна недосамореализованному пенетратору все, а он ей вроде бы защитник, да только непонятно, от чего защищает.

А еще – школа, где самые насущные для подростков обоего пола вопросы сексуального влечения и гендерной самоидентификации в хорошем случае игнорируются, а в худшем – переводятся в область запретного и постыдного.

Объяснений, таким образом, может быть много, но разве они убедительны? Что делать – не ясно или, наоборот, ясно, что неподъемно много надо делать. Но констатация скотства, в котором нынешнее общество спокойно существует, – важна.

Как бы глупо это ни выглядело, надо громко сказать спасибо тем, кто небоитсясказать.

Выбор редактора