Молчать нельзя рассказывать

Почему кемеровские чиновники не смогли защитить своего губернатора
Что же вы молчите? На шефа грязь льется несусветная. Идут слухи – живой, неживой. Так нельзя относиться, тем более к первому руководителю
Аман Тулеев губернатор Кемеровской области

С одной стороны, кемеровского губернатора, конечно, можно понять. Политический тяжеловес, многоуважаемый региональный лидер с запредельными рейтингами доверия перенес тяжелую операцию на позвоночнике, начал сложный процесс реабилитации – а на малой родине тем временем такая вакханалия творится. Одни СМИ обсуждают, жив ли любимый руководитель на самом деле или только на словах его ближайшего окружения. Другие – заменят ли Тулеева на другого, молодого и здорового, начальника еще во время болезни или только после символической даты 1 июля 2017 г., когда исполнится ровно 20 лет его губернаторству. А те, кому по должности положено формировать в регионе правильное общественное мнение, молча слушают эту «грязь несусветную» и не несут свет истины запутавшемуся в лживых версиях народу.

С другой стороны, что есть истина в нашей замысловатой политической системе, где, прямо по Сент-Экзюпери, «в действительности все иначе, чем на самом деле»? И как вообще должны действовать скромные региональные чиновники в столь щекотливой ситуации, чтобы и непосредственное начальство защитить, и себе карьеру не испортить?

Допустим, шеф лично подтвердил, что жив и вскоре вернется к работе. Нужно ли, прежде чем передавать эту радостную весть народу, проконсультироваться в других, более компетентных инстанциях? А вдруг где-то повыше и правда уже принято решение, что губернатор на самом деле не такой уж живой – по крайней мере в политическом смысле? И ему действительно уже подбирают более энергичного сменщика? Как поступит этот сменщик с теми, кто неправильно разобрался в текущей кадрово-медицинской ситуации и сделал совершенно правильные, но абсолютно не соответствующие действительности выводы?

А что если эти высокие и очень компетентные инстанции тоже многозначительно молчат – как это долго было и в случае с Тулеевым? И если это молчание – знак согласия, то как понять, с чем именно? Или они как раз специально провоцируют несчастных чиновников, чтобы потом внести их в черные списки, кем бы они себя ни показали – беззаветными защитниками правды или осторожными сторонниками жизни по понятиям?

Вот и выходит, что самый правильный для чиновников вариант – это не говорить вообще ничего. Лучше уж молчать и перекладывать ответственность друг на друга в надежде, что «как-нибудь пронесет».

Только потом не надо удивляться, если самое первое лицо вдруг хватит удар, а его ближайшие соратники будут несколько часов бояться войти в его кабинет, мучаясь в поисках политически выверенного решения.