Статья опубликована в № 4823 от 30.05.2019 под заголовком: Цитата недели

Кто заплатит за грязную нефть в «Дружбе»

Правительство не хочет оплачивать «косяки» «Транснефти»
«Вы хотите сказать, чтобы государство заплатило за «косяки» компании, которая занимается поставкой нефти? Мне кажется, это не совсем правильно»
Антон Силуанов, первый вице-премьер

Ситуация с грязной нефтью в экспортном трубопроводе «Дружба» – это «косяк» «Транснефти», поэтому государство не должно через пониженные дивиденды компенсировать ей убытки, заявил 29 мая первый вице-премьер Антон Силуанов. «Это будет, по сути, бюджетная компенсация за недоработки компании, которая не выполнила свои контрактные обязательства по поставке качественной нефти», – сказал он (цитата по «Интерфаксу»). «Транснефть» должна сама нести финансовую ответственность, добавил Силуанов.

Реакция компании была быстрой и бурной. Ее представитель Игорь Демин напомнил, что в рамках следствия «Транснефть» признана потерпевшей стороной. «Когда был взорван несколько лет назад автомобиль первого замминистра финансов Андрея Вавилова рядом со зданием министерства, никто не назвал это «косяком» в работе Минфина. Полагаю, что в данном случае Силуанов был ориентирован на информацию, распространяемую недоброжелателями компании «Транснефть», – сказал он. Сама же «Транснефть», по словам Демина, не обращалась и не собирается обращаться в правительство с просьбой о снижении дивидендов из-за ситуации с «Дружбой».

Пресс-служба Силуанова в ответ сообщила, что там «удивлены столь эмоциональной реакцией коллег». Силуанов против перекладывания финансовой ответственности за случившееся на бюджет, на налогоплательщиков, пояснил его пресс-секретарь Андрей Лавров, а пример со взрывом автомобиля Вавилова, по его мнению, некорректный и неясный по смыслу.

Минфин уже четыре года борется за то, чтобы госкомпании отдавали акционерам половину чистой прибыли. Делают это не все. «Транснефть» (78,55% у Росимущества) тоже не выполняла это требование, но по итогам 2017 г. заплатила 50% нормализованной чистой прибыли (прибыль без учета эффектов от выбытия долей в СП, курсовых разниц и т. д.).

Дивиденды за 2018 г. еще не определены, но вице-премьер Дмитрий Козак 16 мая сказал, что в их расчет должны быть включены затраты на компенсацию ущерба от грязной нефти в «Дружбе». На что министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что пока рано говорить о пересмотре дивидендов «Транснефти», добавив, что это компания с сильным экономическим состоянием. Каким будет для «Транснефти» ущерб, пока не ясно. Речь может идти о сотнях миллионов долларов – вряд ли о миллиардах. Для сравнения: ее чистая прибыль за 2018 г. – $3,7 млрд, т. е., по логике Минфина, на дивиденды должно пойти $1,85 млрд.

«Транснефти» действительно нет причин жаловаться: у нее невысокий долг (1,4 EBITDA на конец 2018 г.), крупные инвестиционные проекты завершаются, а новых пока не ожидается. Она избавилась от валютного долга, крупные российские банки вполне охотно дают ей кредиты. «Транснефть» генерирует свободный денежный поток по итогам 2018 г. – 79,2 млрд руб. – и, по прогнозам экспертов, продолжит это делать. «Финансовой гибкости «Транснефти» достаточно, чтобы справиться с возможными расходами из-за загрязнения нефтепровода «Дружба», – уверено агентство S&P Global Ratings.

Читать ещё
Preloader more