Статья опубликована в № 4839 от 24.06.2019 под заголовком: Цитата недели

Президент скощухи не даст

Владимир Путин отказался смягчить наказания по наркотическим статьям УК
«Нужно ли либерализовать эту сферу деятельности [статью 228, оборот наркотиков]? На мой взгляд, нет, потому что угроза для страны, нации, нашего народа очень велика»
Владимир Путин, президент России

На сайте МВД России есть рубрика, «Краткое состояние преступности в Российской Федерации». В январе – мае 2019 г. 35,5% преступлений были кражи, 12,2% – мошенничество, следом – 3,3% – нарушения правил дорожного движения лицами, подвергнутыми административному наказанию. Почему-то МВД не считает нужным почислить преступления наркотической, так сказать, направленности в отдельную сущность, надо полагать, они входят в 42,0% прочих преступлений.

В статистике за 2018 г. разбиения по видам преступлений нет, но незаконный оборот наркотиков опять-таки отдельно не упомянут, в отличие от разбоя, квартирных краж и экономических преступлений.

Последний раз статистика преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, есть в отчете за 2017 г., их 208 700 из общего числа в 2,058 млн преступлений, т. е. чуть больше 10%. Поскольку структура преступности меняется мало, рискну предположить, что и в 2018-м, и в 2019 г. доля наркотических преступлений была примерно такой же. А почему полиция решила не отчитываться о них отдельно – не знаю.

Ладно, теперь вернемся к данным, которые сообщил президент России на прямой линии: «От всего количества тюремного населения, условно говоря, 26% сидельцев – это как раз по статьям, связанным с незаконным оборотом наркотиков, наркотических средств и препаратов, прекурсоров». Вряд ли и здесь доли существенно меняются, так что 10% преступлений дали четверть сидельцев. Кого же карают по наркотическим статьям?

Вот студенты где-то купили травы, закурили в кустах – попались, и у них получились транспортировка и распространение. Логика неубиваемая: они же где-то взяли ее, траву-то? И один из них дал другим, так? Даже если никто из этих студентов не сядет, все они будут поражены в правах, потому что их как минимум поставят на учет в наркодиспансере – а это означает сложности в гражданско-правовых отношениях.

Вот тяжелый наркоман. Смысл его жизни – наркотики, он не живет без них, все его действия, все знакомства связаны с их добычей и употреблением. Кроме того, он глубокий инвалид, остро нуждающийся в медицинской, психологической и социальной помощи и реабилитации. В большинстве случаев никакими силами нельзя отвратить его от наркомании; он будет продолжать и на зоне, и после того, как выйдет на свободу. Зона даже полезна ему: завязываются новые знакомства, контакты появляются межрегиональные. Да, этот человек, чтобы добыть себе ежедневную дозу, порой вовлекает человек десять в цепочку – создает, с позволения сказать, добавленную стоимость, которую присваивает в натуральной форме. В мире придумано сколько-то способов помешать ему создавать цепочки – без лишения свободы.

Вот подросток, решивший влегкую заработать – курьером, так сказать. Нес закладку и был пойман. Вес достаточный для небольшого наказания, может, даже без лишения свободы. Но Уголовный кодекс, статья 30, позволяет наказывать за приготовление к преступлению или покушение на него, и суд, бывает, соглашается с точкой зрения полиции и следствия, что, хотя сделки не случилось, она должна была случиться. Десять лет подростку!

Они и есть, по словам президента Путина, угроза для страны, нации, нашего народа: «Если человек хранит незаконно, перевозит, транспортирует, распространяет даже небольшие объемы и дозы небольшие, нужно нести за это ответственность, и никакой либерализации здесь быть не может».

Читать ещё
Preloader more