Статья опубликована в № 4845 от 02.07.2019 под заголовком: Цитата недели

О чем Владимир Путин говорил в Осаке

Западные лидеры использовали саммит для обсуждения с Путиным назревших вопросов двусторонних отношений
«Был определенный скепсис [по поводу саммита G20], и не только у меня. Но в целом форум «двадцатки» подтвердил свою востребованность, нужно это признать, и отработал по всем основным направлениям».
Владимир Путин, президент России

Для начала – еще одна цитата по поводу завершившейся в субботу встречи лидеров «двадцатки» в Японии.

«Владимир Путин на высоте <...> Он в полной мере использовал саммит G20 в Осаке, чтобы насладиться встречами с мировыми грандами и впитать все внимание международных СМИ, на которое он способен».

Думаете, это отчет о новых свершениях президента в «Российской газете»? Или очередной духоподъемный комментарий Дмитрия Киселева в «Вестях недели»? Вовсе нет: это британская газета The Guardian, вестник того самого либерализма, кончину которого Путин на днях напророчил в интервью Financial Times.

И ведь возразить на это, думаю, даже Киселеву нечего. Японский саммит действительно стал для российского президента рекордным за последние годы по числу двусторонних встреч: если верить сайту Кремля, их было 12 – почти вдвое больше, чем на каждой из двух предыдущих встреч «двадцатки». Среди собеседников Путина на этот раз оказались не только традиционные «стратегические партнеры» вроде председателя КНР Си Цзиньпина, индийского премьера Нарендры Моди и турецкого президента Реджепа Эрдогана, но и лидеры того самого «либерального Запада», включая президента США Дональда Трампа и уходящего британского премьера Терезу Мэй.

Понятно, что все они пришли с разными проблемами – и далеко не всегда приятными для российского лидера. Например, Мэй решила перед отставкой лично высказать в глаза Путину все, что она думает и об отравлении Скрипалей, и вообще о внешней политике России. Президент Франции Эмманюэль Макрон и канцлер ФРГ Ангела Меркель хлопотали за Донбасс, Украину в целом и ее третируемого в России президента Владимира Зеленского. А Трамп, видимо, опять требовал приструнить Иран и изгнать его из Сирии. Но внешне все это и правда выглядело так, будто уважаемые мировые лидеры выстраиваются в очередь, чтобы пообщаться с великим Путиным и попробовать пройти кастинг на того-с-кем-можно-поговорить после смерти Махатмы Ганди.

Хотя со времени предыдущего саммита в Буэнос-Айресе, где Трамп отменил уже согласованную встречу с Путиным из-за инцидента с украинскими судами в Керченском проливе, ничего в отношениях России с внешним миром вроде бы не изменилось. Украинские моряки по-прежнему под арестом, а в ответ на все призывы отпустить их домой Кремль предлагает дождаться решений мудрого следствия и самого гуманного суда. С Донбассом тоже никаких подвижек, как и с упорным нежеланием Москвы воспринимать Зеленского как «настоящего» президента. Не говоря уже о недавних выводах совместной следственной группы, назвавшей виновников катастрофы малазийского Boeing над Восточной Украиной, на которые Россия ответила привычным «а нам все равно».

Так что объяснений этому «паломничеству» у меня только два. Возможно, западные лидеры почему-то решили, что на фоне внутренних экономических и политических проблем Путин станет сговорчивее и нужно лишь с ним чаще встречаться. Либо же сам российский президент наконец-то дождался на своем берегу реки, как мимо него поплыли политические трупы его врагов. Хотя оба эти вывода могут оказаться преждевременными.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more