Статья опубликована в № 4901 от 18.09.2019 под заголовком: Цитата недели

Оккупация и ее права

Оправдание пакта Молотова-Риббентропа возможно в той логике, где унижение – это обязанность
«Сейчас очень много говорится, что мы оккупировали Польшу, разделили ее и т. д. Это не оккупация, потому что население и Прибалтики, и [части] Польши становились гражданами СССР со всеми вытекающими правами и обязанностями»
Сергей Иванов, спецпредставитель президента по экологии

Все-таки не случайно Владимира Путина, президента России, не пригласили отметить печальную дату – 80-летие начала Второй мировой войны. Следом за ползучей, подспудной реабилитацией палача Иосифа Сталина идет оправдание пакта Молотова – Риббентропа и секретного дополнительного протокола к нему; два союзника, две тирании, которые потом навоевали миллионов на 40 трупов, с удовольствием позволили друг другу захватить чужие территории, в том числе Польшу и страны Балтии. Сергей Иванов, друг и соратник товарища Путина, не оригинален; вместе с предыдущими ораторами, например министром иностранных дел Сергеем Лавровым, он пытается вложить в этот договор смысл, какого в нем и не закладывалось.

Конечно, были и репрессии, спохватывается Сергей Иванов, чтобы выглядеть объективным комментатором давних событий; но репрессии, судя по порядку изложения, не главное.

Главное – советское гражданство.

Мне кажется, небогатая, но самостоятельная жизнь граждан маленьких стран, провинциальных, но благополучных, Сергею Иванову видится плоховатой – а жизнь в большой советской стране, где гражданина, особенно новообретенного, в любой момент без причины власть может отправить валить лес или просто расстрелять, – хорошей. Это ведь и были и права, и обязанности советского человека: терпеливо сносить все, что власть для него придумает, жить во имя несбыточного будущего, глядеть на благополучие лгунов и льстецов, самому врать, чтобы просто продолжать жить все в том же беспросветном ничтожестве.

В странах Балтии память о той жизни, что была отнята, бережно сохранялась все советское время; будучи без спросу приняты в граждане СССР, они старались держаться прежних правил – недаром же другие советские граждане ездили туда как в Европу! – и, как только представилась возможность, вернулись к самостоятельной провинциальной жизни. Хороша она или нет, всякий может судить сам, съездить несложно.

Зачем же российской власти эта странная пропаганда ужасного прошлого? А затем же, что и советской: обеим совершенно не нужно, чтобы граждане вели благополучную самостоятельную жизнь. Гражданину следует находиться в ничтожестве, страхе и зависимости, чтобы он не смел выпячивать свои интересы.

Что-то ел? Где-то живешь? В банк ходил? Отдыхать ездил? Дети учатся, в больнице не умер? С тебя довольно. Скажи спасибо!

Читать ещё
Preloader more