Польша вместо Гитлера

Владимир Путин нашел новый формат объединения в противостоянии
И ничего у Польши Советский Союз не отбирал на самом деле
Владимир Путин президент России

Руководители стран Содружества Независимых Государств (СНГ), как мне показалось при просмотре видеозаписи их неформального саммита, совершенно не ожидали, что станут слушателями часовой лекции о событиях 80-летней давности. Наиболее опытные участники саммитов с Владимиром Путиным, Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко, что-то принялись чертить на бумаге; прочие же сидели с каменными лицами или пытались (вполне, впрочем, успешно) сдерживать эмоции.

Сам же лектор был, как мне показалось, чрезвычайно увлечен собственными разысканиями и мало обращал внимания на реакцию слушателей. Я не историк, а потому хотел бы надеяться, что найдется знающий смельчак, кто разберет выступление президента и объяснит, что и как в нем соответствует современному историческому знанию.

Мне вот кажутся куда более важными (или понятными) смысловые окрестности этого выступления. Начал его президент Путин с того, что настойчиво объединял присутствующих – точнее сказать, страны, которыми они руководят, – в Советский Союз. (Или как сказать: в призрак СССР?) Не могу знать, понравилось ли такое без спросу объединение – пусть и под вывеской Великой победы – собравшимся; но возражать они не смели.

Получивши молчаливый знак согласия, лектор, мне показалось, дополнительно воодушевился и стал подробно и последовательно объяснять, что призрачный Советский Союз был ничуть не хуже других европейских государств, а даже и наверное лучше их, раз свой пакт с нацистской Германией СССР заключил последним.

Мне бы тут хотелось напомнить, что пакт Молотова – Риббентропа с секретными протоколами к нему, а именно об этом документе идет речь, официально осужден отечественным законодателем.

Напрашивается вывод, что, поскольку современное состояние СНГ далеко от благополучного и продолжает ухудшаться, государству, больше других заинтересованному в том, чтобы СНГ продолжало существовать, т. е. России, приходится искать бесспорные объединяющие моменты. И вот что получается: в данном случае объединяющим моментом, как мне представляется, президент Путин делает отнюдь не военное противостояние с Германией, до него дело вообще не доходит в его лекции, хотя формальный повод – подготовка 75-летия Победы. Объединяться коллегам российский лидер предлагает в противостоянии Западу. Не агрессивной Германии нацистской, с которой все понятно, а двуличным, хитрым Великобритании, Франции и особенно Польше.

Видимо, это и есть то главное, что беспокоит Владимира Путина. Не знаю, списал ли он в практическом смысле со счетов СНГ, но уверен, что договоренности Польши времен маршала Пилсудского с Германией времен рейхсканцлера Гитлера отношения к проблемам интеграции или, скорее, дезинтеграции бывших советских республик не имеют.

Больше того, в неосуждении пакта Молотова – Риббентропа некоторые из участников саммита могут увидеть политический умысел коллеги Путина. Секретные протоколы-то касались захвата чужой территории – что могут подумать Никол Пашинян, премьер Армении, и Ильхам Алиев, президент Азербайджана? Не учует ли своим острым политическим чутьем Александр Лукашенко намеков – часть его Белоруссии как раз и приобретена благодаря секретным протоколам, а у него с Владимиром Путиным сложные переговоры о так называемой интеграции?

Оставлю конспирологические измышления: скорее всего, президент Путин публично вспоминает времена, когда можно было сесть за стол переговоров – не обязательно с Гитлером, да вот хоть с Рузвельтом и с Черчиллем, даром что ли он их обильно цитировал, – и договориться о сферах влияния.

Правда, если б сейчас мог существовать подобный договор, жгучий интерес президента Путина к недавней истории не имел бы политического смысла: СНГ не посмело бы дезинтегрироваться.