Российская вакцина - это полет в космос

Гендиректор РФПИ сравнил разработку НИЦ им. Гамалеи с запуском первого спутника Земли
Это как момент запуска спутника. Американцы были удивлены, когда услышали сигнал спутника. То же самое и с этой вакциной. Россия будет в этом первой.
Кирилл Дмитриев гендиректор Российского фонда прямых инвестиций

Такое сравнение привел в интервью телеканалу CNN Кирилл Дмитриев, гендиректор Российского фонда прямых инвестиций, который финансирует разработку вакцины против COVID-19 в НИЦ им. Гамалеи.

Образ подходящий. 4 октября 1957 г., когда СССР запустил в космос первый искусственный спутник Земли, речь шла о международном престиже страны. Сейчас, судя по всему, тоже.

Больше того. Если без спутника в космосе человечество в прошлом еще могло худо-бедно существовать, то сейчас без вакцины от COVID-19, кажется, не может. Экологические проблемы, голод, бедность, вооруженные конфликты – все меркнет в сравнении с коронавирусной бедой. Она сейчас главная боль Земли, и вакцина – главная для нее надежда. Сотни компаний по всему миру создают ее, чтобы дать человечеству избавление от коронавируса. Ученых торопят, создавая им все необходимые условия и часто обещая почти неограниченное финансирование. На кону не только миллиардные заказы. Речь о мировом лидерстве.

Ученые в связи с этим напоминают: в 1976 г. правительство США поспешило с выпуском вакцины от агрессивного свиного гриппа из-за опасений пандемии. Вакцинацию начали, практически ничего не зная о долгосрочных последствиях. А они массово проявились через 10 недель после вакцинации: у 450 человек развился синдром Гийена – Барре, приводящий к дисфункции мышц, 25 человек умерло. Главное, опасаются ученые, чтобы сегодняшняя «гонка вакцин» от коронавируса не привела к аналогичным плачевным результатам.

Со спутником, кстати, было ровно так же: очень спешили, чтобы обогнать Америку. Читаешь воспоминания Бориса Чертока, конструктора и заместителя Королева, и понимаешь, что вероятность успешного запуска 4 октября 1957 г. была существенно далека от стопроцентной. На испытаниях все постоянно работало не так, как надо, ломалось и взрывалось. В день запуска тоже все прошло совсем не гладко: «После первых восторгов, когда на полигоне приняли ставшие тут же известными всему человечеству сигналы «бип-бип-бип» и обработали телеметрию, выяснилось: ракета стартовала «на бровях». Двигатель бокового блока «Г» выходил на режим с запозданием. Если бы еще чуть-чуть задержался, схема автоматически сбросила бы установку и старт был бы отменен. Мало того, на 16-й секунде полета отказала система управления опорожнением баков. Это привело к повышенному расходу керосина, и двигатель центрального блока был выключен на секунду раньше расчетного значения. Были и другие неполадки. Еще немного – и первая космическая скорость могла быть не достигнута. Но победителей не судят!»

Дмитриев уверяет, что в случае с вакциной никакой спешки нет. При ее разработке, говорит он, российские ученые «сосредоточились не на том, чтобы быть первыми, а на том, чтобы защищать людей». А шансы на то, что наша вакцина может оказаться первой в мире, так велики просто потому, что еще три года назад в НИЦ им. Гамалеи начали разработку вакцины от MERS – коронавируса, близкого по свойствам к SARS-CoV-2. Поэтому нынешний проект в институте начали не с нуля, а просто адаптировали уже готовый препарат под новую цель, заменив части MERS частями нового коронавируса.

Применение российской вакцины может начаться уже в середине августа. И права на ошибку нет. Ведь на кону не только репутация страны, но и жизни людей.