Россия решила резко не отвечать на задержания своих граждан в Минске

Это доказывают публикации, возлагающие вину за это на Украину
Это все подавалось чуть ли не спецоперацией российской стороны... А что оказалось на поверку? Оказалось провокацией третьего государства, как сейчас выясняется на основе фактов.
Мария Захарова представитель МИД России

Украинские спецслужбы заманили в Белоруссию 33 граждан России, завербовав их дистанционно для работы охранниками сначала в Ливии, а затем в Венесуэле и приобретя билеты для их перемещения транзитом через Минск и Стамбул. Это следует из публикации военного корреспондента Александра Коца в «Комсомольской правде» 7 августа и выступления сотрудника российских спецслужб по телеканалу «Россия». В Минске «охранников» арестовали, председатель КГБ Белоруссии Валерий Вакульчик доложил президенту Александру Лукашенко, что это боевики ЧВК Вагнера, и Следственный комитет Белоруссии завел на них дело о подготовке к массовым беспорядкам, соединив его с уголовным делом по той же статье в отношении блогера Сергея Тихановского. Его жена Светлана – объединенный кандидат от оппозиции на выборах президента Белоруссии, прошедших в воскресенье.

Поначалу Лукашенко и его подчиненные намекали, что могут передать некоторых задержанных Украине, о чем и просили украинские власти. Потом белорусский президент решил вызвать к себе на ковер генеральных прокуроров России и Украины, чтобы вместе с белорусскими властями решить вопрос с российскими гражданами (власти России с самого начала настаивали, что те следовали через республику транзитом). Наконец, 7 августа, спустя больше чем неделю после инцидента, от лица фактически российских спецслужб была выдвинута версия: все случившееся – результат провокации со стороны Украины. Утром 9 августа Лукашенко, проголосовав на выборах, заметно смягчил риторику, заявил о письме Владимира Путина по вопросу о задержанных и выразил желание разобраться в этом вопросе вместе с российскими властями.

То, что стрелки в этой истории переведены на Украину, означает только одно: Кремль решил не реагировать остро на арест российских граждан и дать возможность Лукашенко сохранить лицо. Об этом говорит и беспрецедентно мягкий тон сообщения пресс-службы Кремля о состоявшемся 7 августа звонке российского президента своему белорусскому коллеге, которое было опубликовано через несколько часов после появления в СМИ информации об «украинском следе». Согласно сообщению, обсуждались «актуальные вопросы дальнейшего развития братских российско-белорусских отношений», о ситуации с задержанными президенты говорили «в духе взаимопонимания», а российская сторона «заинтересована в сохранении в Белоруссии стабильной внутриполитической ситуации и проведении <...> выборов в спокойной обстановке». В общем, ничто, мол, не может повлиять на добрые отношения между нашими странами. Тем более что дестабилизация в Белоруссии России действительно не нужна.

Что же касается российской версии об «украинском следе» в этой истории, то поразительно в ней прежде всего вот что: вербовка на опасную работу за границей сразу 33 российских контракторов была, как утверждается, произведена исключительно по интернету и телефону, безо всяких личных встреч. И это порождает сомнения. Хотя «вагнер» – это уже примерно как ксерокс, имя нарицательное, люди, воюющие по контракту, заключенному с частным подрядчиком, в Сирии и других странах в интересах России, давно реальность. У этой структуры явно имеется не слишком многочисленное командное ядро и наверняка некое подобие службы безопасности. Мимо них вряд ли могли пройти попытки вербовки по интернету целого взвода.

А если такое действительно случилось, то это, я бы сказал, очень обидная для российских спецслужб версия.