Конституционный централизм

Запрет на высказывание особого мнения понравится любому начальнику
Позиция судей, излагаемая в особых мнениях, способна создавать неверные представления относительно позиции властей.
Андрей Клишас председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству

Законопроекты, которые президент внес для развития новой версии Конституции, обрастают любопытными деталями. 19 октября сенатору Андрею Клишасу пришлось объясняться, почему он с коллегой по Госдуме Павлом Крашенинниковым решил изменить президентские поправки в закон «О Конституционном суде», уже даже поддержанные в первом чтении. Оказывается, за два дня до второго чтения (оно должно состояться 21 октября) парламентарии осознали: позиция судей Конституционного суда (КС), излагаемая ими в особых мнениях, может создавать «неверные представления относительно позиции властей по тем или иным вопросам общественной и политической жизни». Мало того, «особое мнение судей зачастую воспринимается общественностью как позиция самого Конституционного суда, что влечет за собой неправильную интерпретацию его решений». Поэтому Клишас и Крашенинников предлагают просто прекратить существовавшую десятилетиями практику, запретив публично раскрывать особое мнение судей – т. е. позицию тех из них, кто не был согласен с большинством своих коллег при принятии решений.

Правом озвучивать особое мнение до сих пор пользовались многие судьи КС, включая нынешнего председателя суда Валерия Зорькина. Причем они касались крайне громких дел, что не могло не раздражать Кремль. К примеру, в 2017 г. отдельные судьи выражали несогласие с решением большинства коллег о запрете России исполнять постановление ЕСПЧ о выплате экс-акционерам ЮКОСа 1,9 млрд евро за нарушения Конвенции по защите прав человека. В том же году особое мнение нашлось по жалобе бывшего чиновника из Брянска Сергея Казакова, который просил признать неконституционным запрет осужденным по тяжким статьям на условный срок баллотироваться на выборах в течение 10 лет после снятия судимости, – накануне президентских выборов, в которых хотел принять участие глава Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный, особое мнение по этому вопросу выглядело диссидентством.

Попытки скрыть от общественности мнение тех судей КС, которые оказывались в меньшинстве, предпринимались и прежде. Но делалось это неумело. Например, в апреле 2014 г. особое мнение с критикой решения КС, вернувшего избирателям право досрочно голосовать на выборах, было просто удалено с сайта суда, что позже было объяснено техническими неполадками. Теперь, если предложения Клишаса и Крашенинникова поддержат законодатели, даже повода для таких неловкостей не возникнет.

А законодатели могут поддержать. Потому что сама Госдума тоже не любит оказываться в ситуациях, когда заявления отдельных депутатов расходятся с ее позицией. В феврале 2019 г. спикер Госдумы Вячеслав Володин даже официально поручал комитету по информационной политике и комитету по безопасности и противодействию коррупции проверить, каким образом в СМИ попала информация о том, что депутаты обсуждают запрет на продажу автомобилей лицам, не имеющим места для их парковки. Главному редактору URA.ru, который первым опубликовал депутатские комментарии об инициативе, пришлось извиняться. А руководство Госдумы, как рассказывают источники «Ведомостей» в аппарате нижней палаты, тогда придумало, как оградить себя от таких проблем в дальнейшем: для думского портала был разработан функционал, который позволяет указывать, какие инициативы согласованы с руководством фракций (т. е. не создают «неверных представлений относительно позиции властей»), а какие нет. Внедрить на сайт эту возможность, рассказывали в Госдуме, Володин планировал в случае нового аналогичного скандала. Теперь – по аналогии с КС – скандала и ждать не надо.