AstraZeneca и Центр им Гамалеи договорились о сотрудничестве

Стороны изучат возможность совместного использования своих вакцин от COVID-19
Две технологические платформы, на которых созданы вакцины AstraZeneca и Спутник V, принципиально схожи.
Александр Гинцбург директор НИЦЭМ им. Н. Ф. Гамалеи

Национальный исследовательский центр им. Н. Ф. Гамалеи, англо-шведская биофармацевтическая компания AstraZeneca, Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и «Р-фарм» заключили меморандум о сотрудничестве для борьбы с коронавирусом. В результате AstraZeneca начнет испытания своей вакцины AZD1222 (ее разработали в Оксфордском университете) в комбинации с одним из компонентов «Спутник V», созданной в Центре им. Гамалеи.

Из этого следует несколько важных выводов.

Первый: британские ученые признали эффективность российской разработки. Положительные оценки «Спутник V» от зарубежных ученых звучали и прежде. В частности, российскую разработку высоко оценили в израильской клинике Hadassah, а ее глава Зеев Ротштейн заявлял, что готов помочь в организации производства препарата в Израиле. Но публичное признание от британской компании звучит громче и стоит больше – хотя бы потому, что именно оксфордская группа разработчиков и ее лидер Сара Гилберт с марта этого года находились в центре внимания крупнейших мировых СМИ.

Гилберт не скупилась на громкие заявления о перспективах AZD1222, говорила в том числе, что на 80% уверена в эффективности препарата (еще до начала испытаний), что оксфордская вакцина обеспечит иммунитет на годы. По завершении третьего этапа клинических испытаний выяснилось, что эффективность препарата, производство которого уже начала AstraZeneca, не столь велика – чуть выше 70%. Это ниже, чем у задавших планку американских Pfizer и Moderna (у обеих выше 90%) или российской разработки (объявленная эффективность «Спутник V» – выше 95%). Противоречивые результаты испытаний озадачили британского регулятора, который уже разрешил использование вакцины Pfizer на территории Соединенного Королевства, но не разрешил препарат от AstraZeneca. Оказавшись в непростой ситуации, концерн и оксфордские разработчики откликнулись на предложение помощи от российского разработчика. И это настолько же показательно, насколько и приятно.

Вывод второй: у «Спутник V» появляются внятные экспортные перспективы на рынке ЕС. Еще в октябре Еврокомиссия предостерегала венгерского премьера Виктора Орбана от закупок российской вакцины, не сертифицированной в ЕС. А сейчас этот препарат может быть принят в Европе на ура благодаря усилиям европейских производителей.

Типологически оксфордская вакцина и «Спутник V» схожи и поэтому совместимы: оба препарата основаны на модифицированных аденовирусах, в которые «вмонтирован» белок шипа коронавируса. В российской разработке использован аденовирус человека, британцы взяли аденовирус шимпанзе. В середине июля четыре страны Евросоюза – Германия, Франция, Италия и Нидерланды – заключили соглашения с AstraZeneca на 300 млн доз вакцин от коронавируса за $843 млн. У AstraZeneca есть соглашение с правительством США на поставку 300 млн доз вакцины за $1,2 млрд. Если в ходе испытаний выяснится, что AZD1222 наиболее эффективна в паре со «Спутник V», российский препарат сможет выйти на нетрадиционные для российских фармпрепаратов рынки, причем сразу в значительных масштабах.

Вывод третий: соглашение Центра им. Гамалеи и AstraZeneca не просто опровергает, а уничтожает версию о воровстве технологий в интересах российских разработчиков. В июле Национальный центр кибербезопасности Великобритании заявил, что российские хакеры атаковали научные учреждения с целью украсть секреты производства вакцин. Очередной шпионский скандал быстро набрал обороты, в результате глава РФПИ Кирилл Дмитриев (РФПИ финансировал разработку и производство «Спутник V») был вынужден фактически оправдываться в интервью британскому радио, объясняя, что такое воровство не имеет смысла. Тот скандал быстро стих, и теперь мы имеем замечательный пример безосновательности обвинений в шпионаже, звучащих со стороны официальных британских инстанций. Запомним его на будущее.