Главный редактор Vogue предрекает рынку роскоши блестящие перспективы

Мир вступает в «ревущие двадцатые» постковидных излишеств
Люди провели взаперти слишком много времени, они выйдут и захотят расточительства
Анна Винтур главный редактор Vogue

Британская Financial Times опубликовала 20 апреля интервью с одной из самых влиятельных женщин в мире моды, дамой-командором ордена Британской империи Анной Винтур. По ее мнению, «очереди длиной в квартал» в открывшиеся после локдаунов лондонские магазины Gucci и Dior наглядно демонстрируют, что сдерживавшийся мерами по борьбе с коронавирусом спрос на предметы роскоши вырывается наружу.

«Люди провели взаперти слишком много времени, они выйдут и захотят расточительства. Они захотят путешествий, захотят принарядиться. Не думаю, что это признак старомодности, скорее это говорит о желании получать удовольствие от всего, что предлагает жизнь», – заявила Винтур. С 1988 г. она возглавляет американский Vogue, а в декабре 2020 г. была назначена контент-директором всего издательского дома Conde Nast. Теперь, как отмечает Financial Times, главред Vogue надеется, что «ревущие двадцатые» постковидных излишеств, в которые вступает мир, вернут ее журнал, известный хроникой роскошной жизни, к пику своей прибыльности и влиятельности.

И правда, если посмотреть на отчеты о финансовых результатах ведущих производителей предметов роскоши, напрашивается вывод, что расточительство уже с нами. Например, французская группа LVMH, крупнейший мировой производитель товаров класса люкс, установила в I квартале 2021 г. абсолютный рекорд по приросту выручки. По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года она увеличилась на 32% почти до 14 млрд евро. Это можно было бы списать на то, что в начале прошлого, коронавирусного, года продажи у компании шли неважно, однако нынешний показатель превышает и выручку за I квартал 2019 г., пусть и всего на 8%. При этом рост показывают все подразделения компании: аксессуары (такие марки, как Fendi и Louis Vuitton), одежда (Givenchy, Loewe), парфюмерия и косметика (Dior, Givenchy), часы (Hublot, TAG Heuer) и ювелирные изделия (Tiffany & Co., Bulgari). Основной прирост продаж пришелся на США и, разумеется, Китай. Как отмечает Reuters, если тренд I квартала продолжится, годовая выручка LVMH превысит доковидный уровень. Кстати, акции французской группы выросли с апреля 2020 г. по март 2021 г. на 62%, а капитализация превысила 300 млрд евро, что сделало LVMH самой дорогой публичной компанией Европы (на 2-м месте – швейцарский производитель еды Nestle). Среди других успешных производителей предметов роскоши – швейцарская группа Richemont, акции которой подорожали за тот же период на 65%, и французская Hermes, бумаги которой выросли в цене на 47%.

На рынке люксовых автомобилей тоже подъем. Как отмечает Bloomberg, для британской компании Bentley 2020 год начался с рекордного почти за 20 лет количества заказов и закончился ростом поставок на 1,8% до 11 206 роскошных машин – абсолютный рекорд за 101 год существования компании. В I квартале 2021 г. заказы Bentley выросли на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. О рекордах в 2020 г. сообщали также французская Bugatti, итальянская Lamborghini и немецкая Porsche. А еще один именитый британский производитель – Rolls-Royce объявил о рекордных за всю 116-летнюю историю квартальных продажах уже в этом году: в январе – марте компания поставила 1380 автомобилей, что на 62% больше, чем за аналогичный период 2020 г.

Деньги на все это расточительство у людей появились в том числе как раз во время локдаунов. Как сообщает Financial Times, к концу I квартала 2021 г. потребители по всему миру накопили $5,4 трлн дополнительных сбережений – это более 6% мирового ВВП, по оценке рейтингового агентства Moody’s. Отсюда и сверхоптимистичные прогнозы для рынка luxury.

Впрочем, на вопрос о чуть более отдаленной перспективе ИД Conde Nast Винтур ответила уклончиво: «Сейчас я сосредоточилась на завтрашнем дне, а не на будущем через пять лет».