Свернуть нельзя продлить

Стоит ли отказываться от антикризисных программ
Антикризисные меры свою задачу выполнили и должны постепенно сворачиваться, иначе мы сможем увидеть риски пузырей на <...> рынке
Эльвира Набиуллина председатель Центрального банка Российской Федерации

Глава Банка России Эльвира Набиуллина призвала к постепенному сворачиванию антикризисных мер, принятых в прошлом году на фоне пандемии. Речь идет о действующих регуляторных послаблениях и некоторых программах господдержки, связанных с банковским сектором и кредитованием. Меры поддержки состояли из двух блоков. Первый – антикризисные меры и послабления, предоставленные банкам в отношении формирования резервов по кредитам. Это способствовало потребительскому кредитованию и увеличивало спрос. Второй блок – льготное кредитование для малых и средних предпринимателей (МСП). «Мы достаточно быстро вводили механизмы для поддержки малого и среднего бизнеса: выделили 500 млрд руб. для поддержки кредитования малого и среднего предпринимательства», – отметила глава ЦБ.

Да, беспокойство регулятора по поводу кредитов гражданам понять можно. По данным ЦБ на 1 апреля этого года, уровень долговой нагрузки россиян вырос до рекордного за последние девять лет показателя в 11,9% располагаемых доходов. Всего за год он увеличился на 1 п. п. – в основном за счет выдачи необеспеченных потребительских ссуд. С одной стороны, они позволили не остановить кредитование в наиболее острую фазу кризиса, поддержав платежеспособный спрос и, следовательно, экономику в целом, с другой – после прохождения этой фазы спровоцировали чрезмерно большой аппетит к рискам со стороны некоторых банков.

А вот в том, что касается поддержки малого и среднего бизнеса, ситуация, скажем так, совсем не однозначна. Значительная часть антикризисных мер, введенных в прошлом году, имела своей целью общую поддержку экономической активности без генерации дополнительных рисков. В момент кризиса эти меры были призваны просто оставить малый бизнес на плаву, а в условиях постепенного восстановления экономики, выхода из пандемийных ограничений стимулируют его развитие. Поэтому правильно воспринимать подобные программы уже не как антикризисные, краткосрочные меры. Имеет смысл продлить их и в будущем, может быть трансформировав под новые условия.

Ведь кризис, если воспринимать его как некую экономическую турбулентность, далеко не исчерпал свою силу. Появилась и сохраняется до сих пор масса новых вызовов. При этом, например, в Минфине на днях заявили о «более радужной траектории» восстановления экономики. Причем, по данным ведомства, происходит это за счет именно активного роста несырьевых доходов. То есть того сегмента, в котором и занято большинство малых и средних предпринимателей. Если господдержка предпринимателей будет свернута вслед за остальными антикризисными программами, то это напрямую повлияет на активность бизнеса. Структура экономики при этом будет смещаться в сторону сырьевого сектора – обратно к пресловутой нефтяной игле.

Переоценить вклад, например, льготных программ кредитования МСП в развитие сегмента сложно. Так, по оценкам агентства «Эксперт РА», в прошлом году объемы банковского кредитования МСП сократились лишь на 2% по сравнению с 2019 г. Но без учета кредитов с господдержкой банки выдали бы на 22% меньше кредитов.

Меры поддержки и бизнеса, и – отчасти – платежеспособного спроса со стороны населения должны быть долгосрочными, не привязанными к кризису. В противном случае восстановление экономики займет гораздо более длительное время и обойдется дороже. Во всех смыслах.