Почему Путин не считает предложения Западу ультиматумом

Президент прокомментировал российские проекты соглашений с США и НАТО
Они должны понять, что нам некуда дальше отступать
Владимир Путин президент России

После доклада министра обороны Сергея Шойгу на коллегии Минобороны 20 декабря президент Владимир Путин еще раз взял слово и прокомментировал российские проекты соглашений с США и НАТО впервые после их передачи Западу для изучения. Вначале он сказал, что не следует считать эти предложения ультиматумом.

Стоит напомнить, что в этих проектах Западу предлагается отказаться от приема Грузии и Украины в НАТО, вывести американские войска из восточноевропейских стран – членов этого блока, не проводить угрожающих учений и тренировок у границ России, не размещать ракеты средней дальности и другое дестабилизирующее оружие в Европе. Есть и менее значимые пункты. Многие официальные лица, включая госсекретаря США Энтони Блинкена и генсека НАТО Йенса Столтенберга, уже заявили о неприемлемости значительной части этих предложений, в особенности отказа от расширения НАТО. Но от самого диалога по проблемам безопасности с Россией открытого отказа еще не последовало. Следует заметить, что западные политики продолжают гораздо больше говорить в последние дни о противодействии предполагаемому вторжению России на Украину, чем о российских предложениях.

21 декабря Владимир Путин решил более подробно объяснить, чем обусловлены выдвинутые РФ требования. По его словам, США хоть и отстают от России, но скоро разработают гиперзвуковое оружие. В случае его размещения на Украине подлетное время до Москвы, как он ранее сказал в своем выступлении на коллегии, составит пять минут. По словам Путина, под прикрытием таких американских вооружений экстремистские силы на Украине попытаются напасть уже на территорию России, в частности на Крым.

Вполне вероятно, что в этих словах содержится что-то, что можно назвать минимальными требованиями России, если считать максимальными проекты опубликованных МИДом договоров. Очевидно, что неприкосновенность Крыма и неразмещение на Украине опасных вооружений США, которые могут нанести обезглавливающий удар по военно-политической инфраструктуре России, – это то, где отступать российскому руководству невозможно, поэтому здесь свою позицию есть возможность артикулировать предельно четко. Можно теоретически допустить, что именно гарантии по этим вопросам Россия реально хотела бы получить в ходе ожидаемых переговоров. Для этого российские предложения, по содержанию неприемлемые для США и НАТО, оформлены как призыв к диалогу по действительно важным вопросам безопасности, и отвергнуть их с порога для Запада было бы политически невыгодно.

Сейчас не до конца очевидно, как именно могут быть официально оформлены те гарантии, которые касались бы безопасности Крыма, неразмещения опасных ракетных вооружений вблизи наших границ и непринятия бывших советских республик в НАТО. Совершенно ясно, что любое из этих обязательств, данное от лица США, вызовет острое неприятие со стороны Украины и, скорее всего, восточноевропейских стран НАТО.

Украина, напомним, отказывается выполнять минские соглашения в том виде, как они записаны, хотя Германия и Франция выступают в качестве квазигарантов этого документа. Конечно, за то дипломаты и получают свои зарплаты, чтобы искать креативные юридические развязки. Но отношения России и Запада находятся на таком низком уровне, что верится в возможность творческого подхода слабо.

Путин прямо сказал, что российские предложения не могут обсуждаться бесконечно. Однако уже после его слов госдепартамент заявил, что форматом, в котором могут быть обсуждены российские предложения, может стать Совет Россия – НАТО, который можно было собрать в начале следующего года. Выглядит это не очень ободряюще. Сама Россия отвергла звучавшие в 2020 г. предложения собрать такой совет в связи, как объясняли ее представители, с непродуктивностью такого формата. А все бывшие с 2014 г. заседания этого органа, созданного в 1997 г. для того, чтобы смягчить для Москвы последствия расширения альянса, не приводили к каким-либо ощутимо положительным последствиям. Поэтому, к сожалению, приходится констатировать, что шансов на игнорирование российских предложений пока куда больше, чем на их результативное обсуждение.