Номер 2 от 11 ноября 2016
Партнер проекта «Фонд «Сколково»»

Инфраструктура для амбиций

Как устроено «Сколково» – крупнейший в Восточной Европе технопарк

Накануне официального старта проекта в октябре 2016 г. издание «Ведомости&» разобралось, как устроен новый технопарк и как работают похожие центры в России и в мире.

«Сколково» развивается в Можайском районе Подмосковья с 2010 г. – именно тогда экс-президент России Дмитрий Медведев подписал закон «Об инновационном центре «Сколково». Здесь уже открылся университет «Сколтех», заработали площадки для конференций, множество стартапов-резидентов получили инвестиции и гранты. Но полноценного технопарка в «Сколково» до сих пор не было.

Первая очередь технопарка, открывшаяся в октябре, построена на государственные деньги. Вторую очередь планируется создавать за счет средств инвестора, говорит старший вице-президент фонда «Сколково», член совета директоров IASP (Всемирная сеть научных парков и зон инновационного развития) Александр Чернов. Объем инвестиций в технопарк его директор Ренат Батыров не называет, говоря лишь, что выручка участников проекта «Сколково» за время его существования – 95,5 млрд руб. – превышает объем инвестиций.

Технопарк станет «ключевым объектом инновационной инфраструктуры «Сколково», через который участники «получат доступ к каналам продаж, привлечению инвестиций и возможности встроить свои технологии в цепочки ведущих мировых и российских корпораций», рассчитывает Батыров. Во всех объектах «большого» «Сколково» уже размещены, по его словам, представительства более 60 корпораций, R&D-департаменты российских и мировых крупнейших компаний, университет «Сколтех».

Глобальная же задача технопарка, по словам Батырова, – «инфицировать» людей духом предпринимательства и сделать их амбициозными». «Мы хотим, чтобы они ориентировались не только на российский рынок, но мыслили глобально. Это нормально – иметь R&D в России, а офисы продаж – в Гонконге и Кремниевой долине», – считает директор технопарка.

Как устроен технопарк

Спроектированный в 2011 г. французским архитектурным бюро Valode & Piestre технопарк «Сколково» займет участок в 9,6 га. В первой очереди технопарка, которая уже готова, заработает 23 центра коллективного пользования, чистые комнаты для биомедицинских технологий, большой коворкинг (на 120 мест, в который могут прийти только резиденты «Сколково») и хакспейс (пространство с оборудованием для экспериментов). Центрами коллективного пользования в «Сколково» называются площадки с доступом к различным сервисам – например, для прототипирования, сертификации, метрологических исследований.

61% венчурных инвесторов и ведущих участников инновационной экосистемы России считают, что институты развития успешно содействуют развитию инфраструктуры (в том числе через технопарки, кластеры и инкубаторы), говорится в исследовании «Кембрийский взрыв: как институты развития помогают развиваться российским стартапам»
(В апреле 2015 г. для доклада по заказу фонда «Сколково» было опрошено 30 ведущих экспертов венчурной отрасли и около 300 инноваторов).

До конца года в технопарке разместится более 150 компаний – они займут 60% от общей площади, говорит Батыров. Минимум треть из этих компаний – с годовой выручкой свыше 10 млн руб. В «Сколково», по его словам, переедут, например, российская частная космическая компания Dauria Aerospace, разработчик лекарств «Ифарма», стартапы «ЭкзоАтлет», технологии которого позволяют людям с ограниченными возможностями двигаться, и RoboCV, разработчик систем автопилотирования для складской техники.

Чтобы стать резидентом технопарка, компании нужно пройти отбор. Основные критерии – инновационность, т. е. технологическая новизна, наличие команды, способной реализовать идею, соответствие одному из приоритетов «Сколково» и перспективы монетизации, перечисляет Батыров. Приоритет получают проекты, связанные с пятью основными направлениями работы фонда «Сколково»: IT, биомедицина, энергетика, космос и ядерные технологии, а также агротехнологии.

Что думают инвесторы

Кроме доступа к инфраструктуре резиденты «Сколково» получают налоговые льготы (освобождение от налогов на прибыль и имущество), возмещение таможенных пошлин и НДС и доступ к грантам на разные цели на сумму от 500 000 до 300 млн руб.

Именно налоговые льготы особенно важны для стартапов, считает старший менеджер по инвестициям венчурного фонда LETA Capital Сергей Топоров. В портфеле у LETA Capital есть переезжающий в технопарк стартап RoboCV. Ему уже помогло резидентство в инновационном центре «Сколково»: стартаперы познакомились с фондом как раз через «Сколково», а позже получили от фонда «Сколково» грант. Именно для подобных – работающих с «железом», а не только софтом – компаний может быть полезен технопарк, полагает инвестор. «RoboCV – это длинная и капиталоемкая робототехническая история, в которой важны налоговые льготы и гранты. Им может быть полезно и резидентство в технопарке, потому что там будет полигон, где можно тестировать роботов», – объясняет Топоров. Правда, некоторые стартапы, по его словам, несмотря на льготы, не слишком хотят работать со «Сколково» – чтобы не столкнуться с постоянной отчетностью за каждую мелкую трату и проверками Счетной палаты и прочих госорганов.

Кроме традиционных технопарков в России есть так называемые нанотехнологические центры. «По сути, это те же технопарки, но обязательным условием размещения резидентов является вхождение управляющей компании центра в долю в стартап-проекте. Управляющая компания занимается привлечением инвестиций в проект, а на горизонте 3–5 лет выходит из капитала, обеспечивая прибыль от вложений на ранней стадии», – объясняет Шпиленко. В качестве примеров успешного применения такой модели он приводит наноцентры в Ульяновске и Дубне.

Но чтобы любой технопарк был востребован, его менеджмент должен соблюдать несколько правил, говорит инвестиционный директор венчурного фонда Bright Capital Сергей Джуринский. Предложение услуг для стартапов в технопарке должно быть конкурентоспособным по сравнению с аналогичными услугами на рынке вне технопарка. «Кроме того, важно наладить партнерство с лидирующими организациями в Европе и США – совместные программы давно получили распространение в бизнес-школах, то же самое относится и к технопаркам», – отмечает он.

В долгосрочной перспективе технопарк «Сколково» может даже конкурировать на мировом уровне, считает аналитик венчурного фонда Runa Capital Константин Виноградов, но для этого нужно выбрать верную стратегию. «Преимущества России – качественное естественно-научное образование и дешевые по сравнению с другими странами разработчики, а недостатки – низкий спрос корпораций на инновации и проблемы с экономикой. Поэтому, чтобы российские технопарки могли конкурировать на мировой арене, они должны быть плотно интегрированы с ведущими техническими вузами и ориентированы на глобальный рынок», – объясняет он. По такому пути уже идут «Физтех-парк» и «Академпарк», относительно недавно на него вступили технопарки «Сколково» и «Иннополиса», говорит Виноградов.

Что происходит с технопарками в России

Главная ценность технопарков – возможность сократить сроки реализации проекта и снизить издержки на его развитие, говорит директор Ассоциации кластеров и технопарков (объединяет кластеры и технопарки по всей стране) Андрей Шпиленко. То есть рассматривать технопарк «как недвижимость для размещения технологических проектов», по его словам, «в корне неверно», главное – это специализированная инфраструктура и сервисы. Создать элементы «мягкой» инфраструктуры, т. е. обеспечить стартапы сервисами, удалось «Академпарку» (Новосибирская обл.), «Технопарк-Мордовия», технополису «Москва», технопарку «Саров» (Нижегородская обл.) и технопарку «Жигулевская долина» (Самарская обл.), перечисляет директор ассоциации. А законы, обеспечивающие субсидии, гранты и налоговые льготы, действуют, по данным ассоциации, более чем в 20 регионах России.

«Технопарк-Мордовия» открылся в 2009 г., сейчас у него 86 резидентов. Резидентов для «Мордовии» отбирает экспертная комиссия по конкретному научно-техническому направлению, в которую входят ученые «со всей страны», сообщила изданию «Ведомости&» пресс-служба технопарка. Резиденты получают доступ к центру проектирования инноваций, где создаются прототипы, и производственным помещениям с необходимыми коммуникациями и технологическими газами. Гранты, субсидии и налоговые льготы в «Технопарк-Мордовия» тоже есть, но полного освобождения от основных налогов нет.

Технополис «Москва» появился на месте банкрота – бывшего завода АЗЛК, напоминает его гендиректор Игорь Ищенко (сейчас проект находится под управлением ГУП «Стройэкспром»). Создано, по его словам, более 2000 рабочих мест, работают 54 российские и зарубежные компании в сфере IT, микроэлектроники, робототехники, медтехники, биофармы. На 1 руб. городских и привлеченных в площадку для подготовки инфраструктуры средств инвесторы вложили по 4 руб., а в сумме – более 13 млрд руб. «В ближайшие 2–3 года эта цифра вырастет до 23 млрд руб. А количество рабочих мест в Технополисе увеличится до 6000–7000 человек», – ожидает Ищенко.

Технопарк открыли инновациями
Технопарк открыли инновациями

Первым крупным мероприятием в технопарке «Сколково» стал форум «Открытые инновации» 26–28 октября 2016 г. В форуме приняло участие более 1100 разработчиков инноваций, 2000 представителей корпораций и свыше 300 инвесторов. В программе форума было заявлено около 600 спикеров, на форум аккредитовалось около 13 500 участников более чем из 100 стран.

Собственные инновационные центры работают при многих крупных вузах. Например, бизнес-инкубатор МГТУ им. Н. Э. Баумана вошел в топ-500 бизнес-инкубаторов мира в рейтинге компании UBI Global. По словам Виктора Малинина, руководившего этим бизнес-инкубатором на протяжении восьми лет до 1 октября этого года, через обучение здесь прошло более 500 команд, в результате было создано свыше 100 компаний.

Один из самых ярких проектов технопарка за пределами Москвы – экосистема «Иннополис» в одноименном городе в Республике Татарстан. По словам мэра Иннополиса Егора Иванова, сейчас в «Иннополисе» находятся 21 резидент и четыре партнера (в том числе, например, «Яндекс»), а еще 14 резидентов проходят заключительные процедуры для получения резидентства. Среди резидентов «Иннополиса» немало крупных компаний – например, Acronis, НЦИ, «Открытая мобильная платформа», ICL. «Особая экономическая зона «Иннополис» дает специальный налоговый и таможенные режимы, инфраструктуру на льготных условиях, есть льготные условия аренды земли, также возможность получать хорошо подготовленных студентов из Университета Иннополиса, который находится в городе», – рассказывает мэр Иннополиса.

Но несмотря на наличие успешных примеров, в целом российская система технопарков находится на ранней стадии развития, считает Шпиленко из Ассоциации кластеров и технопарков. Одна из главных, по его мнению, причин – отсутствие единой нормативно-правовой базы: технопарками занимаются разные органы власти, у каждого из которых свои подходы.

Все технопарки в России, как, впрочем, инновационный бизнес в целом, сталкиваются с важной проблемой, считает гендиректор инновационного технологического Центра МАТИ Сергей Шаренков. «Многие проекты вязнут на этапе внедрения в средних и нижних уровнях руководства, которые не хотят снижать себестоимость и издержки», – объясняет он. Президент и его команда много говорят о продвижении технологий, продолжает эксперт, но, «чтобы желания президента осуществились, одного указания сверху недостаточно, необходимо, чтобы и «низы» – менеджеры среднего звена – захотели, чтобы это произошло, а скорее разрешили, чтобы это произошло».

Что делают в мире

Команда «Сколково», создавая технопарк, изучала опыт Сингапура, Кореи, Китая и многих других стран, рассказывает Батыров. «Мы стараемся брать на вооружение лучшие практики и верим, что составим серьезную конкуренцию технопаркам мира», – говорит он (подробнее о мировом опыте поддержки инноваций см. статью «Не только в Америке» на стр. 08).

Россия – одна из многих стран, которые вслед за США начали на государственном уровне включать технопарки в экосистему инновационного бизнеса. Именно в США появился первый в мире технопарк, который превратился в колыбель прорывных технологий, – Кремниевая долина. Она началась с того, что Стэнфордский университет в 1950-х решил заработать на участке земли площадью 32 кв. км. Он оказался в собственности вуза, но прав на его продажу университет не имел. Тогда на этой земле решено было создать Стэнфордский индустриальный парк и сдавать помещения в аренду, но при одном важном условии: арендаторами могли стать только технологические компании. Выпускники Стэнфорда, соответственно, не оставались без работы.

Как считают многие исследователи, именно скопление талантливых людей в одном месте, близость к научному центру и привели в долгосрочной перспективе к тому, что в долине возникли Google, Apple и другие технологические гиганты. Самая высокая в мире концентрация технологических компаний сохраняется здесь до сих пор.

В 2015 г. профессор школы менеджмента Sloan при MIT Мэтт Маркс представил результаты исследования, согласно которому технологический бум в этой части мира связан еще и с законодательством. Калифорния – единственный штат США, где не действует Соглашение об отказе от конкуренции. По этому соглашению сотрудник не имеет права в случае своего увольнения принимать предложения о работе в бизнесе, подобном тому, который он покинул. В противном случае его ждет суд. Отказ от этого ограничения превратил штат в центр притяжения талантов, которые ищут свободы в выборе работы. Маркс и его коллеги проследили, что произошло в Мичигане после того, как в штате разрешили заключать Соглашение об отказе от конкуренции: количество владельцев патентов, которые покинули Мичиган, удвоилось.

Всего в мире сейчас более 700 технопарков. Ближе всего в гонке технологий к США приблизился Израиль. Эта страна занимает 1-е место по количеству поданных патентов на душу населения и уступает по числу ежегодно запускаемых стартапов только США.

Венчурный фонд LETA Capital инвестировал в израильские стартапы и через них познакомился с экосистемой поддержки технологических предпринимателей в этой стране. «Нам очень нравится идея Офиса главного ученого (эту должность занимает представитель научного сообщества, который отвечает за научно-техническую составляющую работы министерства. – «Ведомости&»), который инвестирует вместе с частными инвесторами. Он обычно финансирует R&D-проекты с частными инвесторами. А деньги возвращают в виде 3–6% роялти от продаж продукции таких компаний до возврата суммы гранта (т. е. удалось заработать – верни деньги, не удалось – не надо», – рассказывает Топоров.&

Вернуться к номеру