Номер 9 от 30 мая 2017
Партнер проекта «АИЖК»

Будущее в городах

Каждый год население городов увеличивается на семь Чикаго - 65 млн человек. Кто побеждает в урбанистической гонке?

К 2030 г. в мире будет 41 мегаполис, в котором будет жить 720 млн человек. А уже к 2025 г. 600 городов будут обеспечивать более 60% роста мирового ВВП. Но если до 1970-х гг. экономический рост в городах двигала индустриализация, то теперь конкуренцию выигрывают те, кто инвестирует в человеческий капитал и развитие креативных секторов

Переломный момент в урбанизации произошел в 2007 г., когда городских жителей, по данным ООН, в мире стало больше, чем сельских. В 2014 г. горожан было уже 54% (примерно 3,9 млрд человек). А к 2050 г. в городских агломерациях будет проживать уже 66% всех людей планеты (за 100 лет до этого 70% населения жили вне городов).

Самый высокий уровень урбанизации ООН фиксирует в Латинской Америке, странах Карибского бассейна и Северной Америки: здесь в городах проживает 8 из 10 человек. Чуть менее урбанизирована Европа – 73% городских жителей.

Африка и Азия пока остаются самими «сельскими» регионами (40 и 48% горожан соответственно), но именно они до 2050 г. обеспечат 90% всего прироста количества горожан.

В 1990 г. самыми крупными по численности населения были японские Токио и Осака и американский Нью-Йорк. Сейчас в мире 28 мегаполисов – городов с населением свыше 10 млн человек. Теперь вся тройка крупнейших городов мира находится в Азии: японский Токио с 38 млн человек, индийский Дели (25 млн жителей) и китайский Шанхай (23 млн). Эти же города сохранят лидерство к 2030 г.

При этом численность населения Дели удвоится, а в Шанхае людей станет в 4 раза больше, прогнозирует ООН.

«Урбанизация станет одной из крупнейших движущих сил глобального экономического роста в этом столетии», – считают эксперты McKinsey. ООН называет города важным драйвером снижения бедности – причем не только в самих агломерациях, но и в сельской местности.

Исторически процесс урбанизации связан с экономическими и социальными факторами. Люди в поисках лучшей жизни переезжают из деревни в город, где сосредоточена большая часть национальной экономики, где более высокий уровень грамотности и образования, больше возможностей пользоваться транспортом и социальными услугами, больше вариантов трудоустройства. Основа урбанизации – экономия за счет масштаба и повышения производительности труда, которая делает города более продуктивными, указывают эксперты McKinsey.

Сила городов

Урбанизация сама по себе не ведет к экономическому успеху, но экономический успех городов может быть очень важен для страны, писал в 2016 г. главный экономист Всемирного банка по России Апурва Санги в статье для «Ведомостей».

Сейчас на долю 600 крупнейших городов приходится больше половины мирового ВВП, или $30 трлн. Ожидается, что с 2007 по 2025 г. совокупный объем ВВП 600 городов увеличится на $34 трлн, что обеспечит более 60% прироста глобального ВВП. Самыми продуктивными будут топ-100 городов: на них придется 35% роста мирового ВВП (и 38% объема мирового ВВП).

По объему ВРП среди городов будут лидировать Нью-Йорк, Токио, Шанхай, Пекин и Лондон. А по приросту на первых двух местах окажутся китайские Шанхай и Пекин, замкнет тройку Нью-Йорк, Лондон и Токио же будут только на 12-м и 20-м местах. В топ-25 «горячих регионов» McKinsey попала и Москва: по вкладу в рост мирового ВВП она окажется на 17-м месте к 2025 г.

В России число жителей городов снизится, ожидает ООН, на 7 млн человек к 2030 г. По данным Росстата, на 1 января 2017 г. в России было 109 млн горожан

В 20 богатейших городах мира зарегистрировано больше 75% крупнейших компаний. Более благоприятными условиями для ведения бизнеса крупные города привлекают больше талантов и инвесторов. При этом консультанты предлагают компаниям, которые ищут новые возможности в мировой экономике, обращать внимание не только на мегаполисы, но и на другие крупные города, роль которых в глобальном росте будет увеличиваться.

McKinsey прогнозирует, что к 2025 г. в 600 городах будет проживать больше четверти всего трудоспособного населения (от 15 до 64 лет), 15% детей (моложе 15 лет) и 35% пожилого населения (в возрасте 65 лет и старше). Прирост трудоспособного населения обеспечат в первую очередь города Китая и Южной Азии – две трети от 310 млн человек в 600 городах.

За 2007–2025 гг. в 600 городах сформируется 250 000 новых домохозяйств, что увеличит спрос на транспорт, жилье, бытовую технику и другие товары и услуги.

Риски урбанизации

Для экономики стран хорошо управляемая урбанизация приносит больше плюсов, чем минусов. Близость и разнообразие людей могут стимулировать инновации и создавать новые рабочие места, связи между городами исторически составляют основу глобальной торговли, а за счет уменьшения потребности в транспорте экономика становится более экологичной.

Но в то же время, как отмечают авторы отчета Давосского форума The Risks of Rapid and Unplanned Urbanization in Developing Countries, процесс урбанизации требует дополнительных инвестиций, в первую очередь – в повышение качества городской инфраструктуры. Развитие инфраструктуры не всегда успевает за расширением городов. По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития, расходы на обеспечение глобальной инфраструктуры в части электричества, автомобильного и железнодорожного транспорта до 2030 г. должны составить $71 трлн – примерно 3,5% от глобального ВВП. Большая часть этих инвестиций нужна развивающимся экономикам.

81%

всего потребления товаров и услуг к 2030 г. будет приходиться на города, прогнозируют эксперты McKinsey. Причем города обеспечат 91% всего $23-триллионного роста (+3,6% ежегодно), который произойдет за это время. и чем город крупнее, тем быстрее там увеличивается потребление

Другая сложность – давление на рынок жилья, возникающее из-за растущего спроса. В политику по обеспечению доступности жилья для городских граждан должно входить как ограничение чрезмерного кредитования, так и оптимизация использования земли, отмечают авторы отчета Давосского форума. Программа ООН в области городов New Urban Agenda (NUA) пытается решить жилищную проблему путем популяризации домовладения и различных вариантов аренды (например, совместного проживания, cohousing). Один из принципов жилищной политики NUA – совместная работа государства и частного сектора над обеспечением жильем.

В большинстве стран, где проходит урбанизация, здоровье граждан улучшилось благодаря доступу к услугам здравоохранения. Но быстрая и нерегулируемая урбанизация в сочетании с высокой плотностью населения, бедностью и отсутствием инфраструктуры может способствовать более быстрому распространению инфекционных болезней. По состоянию на 2015 г. почти 700 млн городских жителей не имели надлежащих санитарных условий. С другой стороны, пишет McKinsey, урбанизация может создавать дополнительный риск «болезней образа жизни» – связанных с нездоровым питанием, отсутствием физической активности, загрязнением воздуха.

Наконец, новая волна урбанизации может уже не принести экономического роста, говорится в представленном в этом году докладе АСЕАН. Например, несмотря на то что экономики Юго-Восточной Азии росли вместе с урбанизацией, рост в этом регионе был очень неравномерным: в Сингапуре производительность труда (economic output) – $66 900 на человека, а в столице расположенной неподалеку Индонезии Джакарте – только $10 000.

Добавьте креатива

XXI в. – это век креативных, умных городов и «городов знаний», пишут Пол Сальмон и Николас Стивенс из Университета Саншайн-Кост на сайте Давосского форума. Такие города фокусируются на использовании человеческих ресурсов, социальном капитале, образовании, инновациях, коммуникациях и цифровых технологиях.

Само понятие «креативный класс» в начале 2000-х ввел американский экономист, доктор философии Ричард Флорида. Согласно его теории залогом успешного экономического развития городов и регионов в постиндустриальную эпоху станет деятельность людей, способных генерировать новые идеи, создавать новые виды бизнеса и применять новые подходы к уже налаженным процессам. К креативному классу Флорида относит работников научно-технологической сферы, искусства, культуры, развлечений и медиа, образования, здравоохранения и права.

В 18 странах креативный класс составляет более 40% от всех работников. Больше всего (54%) – в Люксембурге, далее – Бермуды с 48%, и на 3-м месте – Сингапур (47%)

Примерно в это же время американский социолог Роберт Кушинг обнаружил диспропорцию в развитии отдельных регионов: для более активных в вопросах инноваций регионов характерно наличие креативных сообществ, они формируют креативные центры (кластеры), которые становятся центрами инноваций и экономического роста. Так, крупнейшие технологические компании сконцентрированы всего в нескольких городах – Сан-Франциско, Лондоне, Берлине и Тель-Авиве, напоминают авторы исследования PwC «Индекс креативного капитала» (совместно с фондом Calvert22 PwC рассчитывает индекс креативного капитала для российских городов).

Прогнозы Флориды сбываются, указывают они. «На фоне долгосрочного понижения цен на сырье, а также утверждения на глобальных рынках таких технологических гигантов, как Google, Apple и Facebook, суммарная капитализация которых сопоставима с годовым ВВП Южной Кореи, остается все меньше сомнений в том, что будущее мировой экономики предопределяется инновационными проектами – главным образом в городах с наиболее благоприятной средой для их претворения в жизнь», – пишут аналитики PwC. Успехи на этом пути будут связаны с «качеством человеческого капитала, прямо зависящего прежде всего от качества образования и науки».

Как оценить креативность экономики? Флорида в своих работах использовал концепцию трех «T»: технологии, талант и толерантность. Это движущие силы креативного века.

Дэвид Айван из Университета Мичигана в прошлом году представил результаты многолетнего исследования 300 малых городов в 22 штатах США. Айван хотел понять, что делает то или иное место «классным» (what makes a place cool). Главный вывод – для малых городов работает все та же концепция креативного капитала: малые американские города, которые можно назвать классными, сместили фокус с привлечения компаний на привлечение талантов и с инвестиций в физическую инфраструктуру на инвестиции в креативную инфраструктуру. Они занимались развитием экосистемы для предпринимателей, инвестировали в человеческий капитал, активно поддерживали развитие долгосрочных социальных связей и местных сообществ (причем в том числе и для школьников – исследование показало, что те, у кого есть теплые воспоминания о малой родине, затем активнее вовлекаются в ее судьбу и чаще возвращаются), развивали городскую среду и создавали места, в которых людям хочется находиться, и активно поощряли инициативы жителей, какими бы скромными они ни были.

С 2004 г. The Martin Prosperity Institute оценивает по этим трем параметрам страны, ранжируя их по значению индекса креативности (The Global Creativity Index). В 2015 г. в рейтинге лидировали Австралия, США и Новая Зеландия.

Институт нашел зависимость между экономическим ростом и индексом креативности, установив, что каждая из трех «Т» коррелирует со значением ВВП на душу населения. Самый высокий коэффициент корреляции – у толерантности, далее следует талант, и только на 3-м месте – технологии. В нефтяных экономиках, где «богатство можно откачивать из-под земли», влияние трех «Т» на экономический рост невелико.

Авторы индекса обнаружили корреляцию и между тремя «Т» и урбанизацией: чем выше уровень урбанизации в стране, тем больше там креативного капитала. Самое сильное соотношение с урбанизацией имеет талант, технологии – на 2-й строчке, и толерантность – на 3-й.

Всемирный банк использует понятие «конкурентоспособные города». Санги называет три главных направления действий, которые банк обнаружил у самых конкурентоспособных городов. Во-первых, такие города развивают в первую очередь торгуемые секторы экономики – машиностроение, легкую промышленность и т. д. Во-вторых, такие города добиваются от других уровней государственного управления, чтобы они делали то, что вне власти городских правительств (он приводит пример колумбийского города Букараманга: там власти выяснили, что главный сдерживающий фактор для роста местных предприятий – низкий уровень развития транспорта, и использовали результаты этого исследования для лоббирования интересов города в национальном правительстве). И наконец, конкурентоспособные города реально действуют, пишет он: они претворяют стратегии в жизнь. «Основной инструмент – городской бюджет: города выстраивают свой бюджет так, чтобы финансировать приоритетные направления», – пишет он и приводит в пример американский Балтимор, где каждый департамент и каждое агентство обязаны готовить предложения с обоснованием необходимости бюджетных ассигнований и разъяснением того, как проводимая работа связана с реализацией шести согласованных общегородских приоритетов. &

Текст: Татьяна Алешкина

Вернуться к номеру