Номер 12 от 06 сентября 2017
Партнер проекта «Гражданские самолёты Сухого»

Как государство привлекает деньги на Дальний Восток и почему это не всегда удается?

Округ занимает почти 40% территории страны, но пока дает только 5% налоговых поступлений

Дальний Восток третий год подряд занимает одно из лидирующих мест в России по привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ), рассказывает управляющий партнер EY по России Александр Ивлев. Так, по данным ЦБ, в 2014 г. чистый приток ПИИ на Дальний Восток составил $5 млрд (23% от суммарного показателя по России), в 2016 г. – уже $10,4 млрд (31%). В 2011 г. Россия привлекла рекордные $55 млрд, и на Дальний Восток тогда приходилось лишь $950 млн – меньше 2%, напоминает Ивлев (см. инфографику).

Дальний Восток

6 215 900 кв. км
(36,4% территории России; подробнее см. инфографику на стр. 03). Население округа – 6 293 100 человек (4,9% населения России). Центр Дальнего Востока – г. Хабаровск, всего в округ входит 9 регионов. Основные отрасли экономики – горнодобывающая, золотодобывающая, рыбная и лесная промышленность, цветная металлургия и судостроение.

«Подъем Дальнего Востока – наш приоритет на весь XXI век», - заявил президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию в 2013 г. С этого момента началось создание масштабных инструментов привлечения инвестиций в Дальневосточный федеральный округ (ДФО): территории опережающего развития (ТОР), свободный порт Владивосток (СПВ), Фонд развития Дальнего Востока (ФРДВ). Сейчас на Дальнем Востоке 17 территорий с особым режимом. Статус свободного порта с 2016 г. распространяется не только на Владивосток, но и еще на четыре ключевые гавани в Хабаровском и Камчатском крае, Сахалинской области и Чукотском автономном округе. В СПВ уже 265 резидентов, которые планируют инвестировать 393 млрд руб.

Всего привлечено инвестиций более чем на 2 трлн руб., передал через представителя министр развития Дальнего Востока Александр Галушка. Эта сумма складывается из заявленных вложений в 707 проектов (из них уже подписаны соглашения почти по 400 проектам на 1 трлн руб.), следует из презентации Минвостокразвития. Инвесторов в регионе привлекают в основном два фактора: возможность получить прибыль от реализации рыночного потенциала и поддержка со стороны властей, говорилось в презентации KPMG ко II Восточному экономическому форуму (ВЭФ) в 2016 г.

Откуда деньги

80% инвестиций на Дальнем Востоке – российские, 20% – иностранные, рассказывает Галушка: это закономерно, российский бизнес быстрее откликнулся на новые меры и новую повестку. Среди зарубежных инвесторов наибольшее число из Китая, передал через пресс-службу гендиректор Российского фонда прямых инвестиций (РПФИ) Кирилл Дмитриев. Например, у китайской «Мэн лань син хэ» 90% в Амурской энергетической компании (напрямую и через ООО «Амур нефтехим», данные ЕГРЮЛ), которая строит в ТОР «Приамурская» завод по переработке нефти и производству нефтепродуктов за 123 млрд руб., говорится на сайте ФРДВ.

Только в Приморском крае более 20 предприятий с южнокорейским капиталом, совокупные инвестиции в них – выше 2 млрд руб., подсчитал Ивлев. Роль корейского капитала заметна в сельском хозяйстве, говорил ранее губернатор Приморского края Владимир Миклушевский. Инвесторам из этой страны интересны также портовая инфраструктура и проекты по переработке рыбы, добавляет Ивлев.

Благодаря новым инструментам развития появились инвесторы из тех стран, которые раньше не рассматривали Дальний Восток для ведения бизнеса, рассказывает Галушка. Например, первые три проекта инвесторов из Индии стоят около $700 млн. Индийская электроэнергетическая компания Tata Power (входит в Tata Group, один из крупнейших индийских конгломератов с совокупной капитализацией активов свыше $130 млрд) обещала инвестировать около $600 млн в Крутогорское месторождение каменного угля на Камчатке. «Это будет крупнейший инвестиционный проект в Камчатском крае», – воодушевлен Галушка.

Производитель драгоценных камней KGK Group уже строит фабрику по алмазоогранке в Приморском крае как резидент СПВ. Telga собирается построить предприятие по производству горнорудного оборудования. На ВЭФ-2017 одним из страновых бизнес-диалогов будет как раз Россия – Индия. Это инвестиционные отношения с зарубежными партнерами, которых не существовало еще буквально 2–3 года назад, доволен министр.

Во что вкладывают

Большая часть инвестиций направлена на добычу полезных ископаемых, химию и нефтехимию (70% от всех запланированных инвестиций, 8 проектов на 1,8 трлн руб., на 2-м месте – транспорт и логистика (17 проектов на 172 млрд руб.), далее – туризм (17 проектов) и сельское хозяйство (16 проектов). Это результат аналитики заявок инвестиционных проектов, которые планируется представить на ВЭФ 2017 г. (расчеты провело Минвостокразвития).

Один из крупнейших проектов в регионе – у «Полюс золота». Это строительство горнодобывающего и перерабатывающего предприятия на базе Наталкинского золоторудного месторождения (около 100 млрд руб.). «Алроса» строит алмазодобывающее предприятие на базе Верхне-Мунского рудного поля (общая стоимость – более 70 млрд руб.). Группа «Русагро» планирует построить свинокомплекс в Приморском крае (общие инвестиции – около 20 млрд руб., включая уже инвестированные в 2016 г. 4 млрд руб.).

Действующий налогово-правовой режим должен поменять структуру экономики Дальнего Востока, увеличив в ней долю обрабатывающей промышленности и экспортно-ориентированных компаний. Добыча и переработка полезных ископаемых, рыбный сектор, авиапром, туризм, логистика – это только несколько примеров интересных инвесторам отраслей, перечисляет Ивлев. Пока же интерес смещен в сторону инфраструктурных проектов.

Активно инвестирует на Дальнем Востоке РПФИ. Вместе с партнерами он собирается вложить в проекты на Дальнем Востоке более 1 трлн руб., говорит Дмитриев. Из них около 100 млрд руб. – средства РФПИ, остальные 900 млрд руб. – соинвесторов, партнеров и банков. Сейчас, по его словам, закрыто 45 сделок (подробнее см. врез).

Как работают льготы

ТОР предлагает в первую очередь налоговые льготы: налог на добычу полезных ископаемых 0% в течение 4 лет (против обычных 3,8–16,5%), налог на прибыль – не более 5% первые 5 лет, не менее 10% в следующие 5 лет (базовая ставка – 20%), социальные взносы – 7,6% в течение 10 лет (базово – 30%). Резиденты ТОР могут использовать режим свободной таможенной зоны, государственный контроль и надзор за ними проходят в облегченном порядке.
СПВ дает резидентам право на упрощенные таможенные и визовые процедуры, налоговые льготы (ставка налога на прибыль до 5% в течение 5 лет и освобождение от налога на имущество компаний и на землю на 5 лет), пониженную ставку страховых взносов (7,6% вместо 30% в первые 10 лет) для инвестпроектов, упрощенную процедуру возмещения НДС.
ФРДВ предоставляет долгосрочное (до 23 лет) и льготное кредитование для средних инвестпроектов (от 500 млн руб.) под 5% годовых; для малого и среднего бизнеса – субсидирование процентной ставки по кредиту (снижение на 4–6 п. п.), на эти цели выделено около 10 млрд руб. В начале этого года фонд снизил требования к доходности проектов до 5% – это одни из самых дешевых денег для инфраструктуры на российском рынке, пишет InfraOne.

СвернутьПрочитать полный текст

Какой результат

«Нужно ли что-то делать для привлечения инвесторов? Конечно да. Работают ли меры, которые уже есть? Пока не очень», – говорит экономист Наталья Зубаревич. ТОР и СПВ стимулируют развитие проектов, но массовости пока нет, согласна руководитель дальневосточной практики KPMG Ольга Сурикова. Пока реализуются в первую очередь средние проекты, ведь для крупных нужно больше времени на принятие инвестиционных решений, говорит она.

Дальний Восток занимает почти 40% территории России, но налоговых поступлений в консолидированный бюджет дает только 5%, отмечает Сурикова. Всего доходы консолидированного бюджета в 2016 г. составили 27 трлн руб., налоговые – 14,4 трлн руб., поступления от ДФО – 657 млрд руб.

Масштабные инвестиции на Дальний Восток пока так и не пришли, они даже снижаются, говорит Зубаревич: инвестиции в основной капитал сократились на 2,9% в 2016 г. по сравнению с предыдущим годом и на 11% по сравнению с 2013 г.

Невелики и прямые инвестиции из стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Доля инвестиций из стран АТР в общем объеме ПИИ в Россию в среднем 43% (около $6 млрд), а в ДФО – всего 1% ($0,3 млрд).

Куда инвестирует РПФИ

Первая сделка по инициативе РПФИ на Дальнем Востоке состоялась в 2013 г. Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ) купил за $200 млн 42% акций в крупнейшей лесопромышленной компании Дальнего Востока – RFP Group.
В том же 2013 году РФПИ вместе с одним из фондов под управлением Baring Vostok инвестировал в Tigers Realm Coal, владеющую месторождениями коксующегося угля на Чукотке (вложения РФПИ – $14,9 млн, Baring – $33 млн).
В 2016 г. консорциум инвесторов (РФПИ, оператор аэропортов Changi Airports International и «Базовый элемент») выкупил 100% акций АО «Терминал Владивосток» и 52,16% акций АО «Международный аэропорт Владивосток» у «Шереметьево». Доли партнеров в юридических лицах равные: по 33,3% в терминале и по 17,39% в аэропорту. На конкурсе консорциум предложил 6 млрд руб. за оба пакета (окончательная сумма сделки не раскрывается). Партнеры хотят создать на базе аэропорта ключевой российский хаб в транспортно-логистической сети АТР.
В 2017 г. должен начать работу Российско-японский инвестфонд, созданный РПФИ и Японским банком международного сотрудничества (Japan Bank for International Cooperation). Инвестиции каждой из сторон – до $500 млн, они пойдут «в стратегические проекты, развитие инфраструктуры» и др.
Строится железнодорожный мост через Амур, который должен стать новым экспортным коридором между Россией и Китаем. Российские инвестиции в мост протяженностью 2,2 км составляют 10 млрд руб., РФПИ будет участвовать в капитале проектной компании (сумма не называется), еще 2,5 млрд руб. в проект вложит ФРДВ. Проект был запущен еще в 2007 г., китайская часть моста построена, а строительство 310 м с российской стороны (не считая подходов) откладывалось до середины 2016 г.

СвернутьПрочитать полный текст

Инвестиций больше не становится не только на Дальнем Востоке, но и в целом в России, напоминает директор группы государственных финансов S&P Карен Вартапетов, ведь подавленный потребительский спрос и неопределенность госрегулирования снижают стимулы для инвестиций. Особые налоговые и регуляторные режимы успешны пока в единичных случаях (Татарстан, Калуга). Сами ставки налогов – не главный барьер для инвесторов при принятии инвестиционных решений, делает вывод Вартапетов.

Эффект от новых проектов появится не ранее 2021 г., считает Сурикова: к этому времени будет накоплена налоговая база новых проектов, для которых ставка налога на прибыль будет 12%. Экономический эффект стимулов станет виден через 3–5 лет, согласен Ивлев.

Пока самый значимый рост показали поступления в бюджет налогов на доходы физических лиц. Они за год увеличились на 10% до 152 млрд руб. в 2016 г., это выше инфляции (5,4%). Сурикова объясняет это ростом уровня занятости населения благодаря новым проектам (подробнее о доходах жителей Дальнего Востока см. инфографику на стр. 03).

Инвестиционный потенциал

Инвестиционный потенциал Дальнего Востока, по официальным оценкам, превышает 9 трлн руб., говорит аналитик InfraOne Александра Галактионова. Инвестиции нужны в нефтегазовой и нефтехимической, лесной, горнорудной отраслях, энергетике, недвижимости, транспорте и туризме, в сельском хозяйстве и рыбной промышленности, машиностроении и лесной промышленности – т. е. почти везде, заключает аналитик. Но развитие сырьевых и добывающих отраслей сильно тормозит слаборазвитая транспортная инфраструктура, замечает она. А развитию обрабатывающей промышленности мешают высокие издержки, ведь логистическая инфраструктура региона не развита, трудовые ресурсы дорогие, а внутренний рынок сбыта небольшой, добавляет Зубаревич.

Еще одно препятствие – отсутствие правильно структурированных под требования инвесторов проектов, говорит Ивлев. Сама система привлечения и обслуживания инвесторов пока до конца не отстроена; есть затруднения, особенно на стыке зон ответственности различных администраций, министерств и ведомств, признает он.

Как привлекают иностранцев

Для привлечения инвестиций из КНР создан РКИФ, пайщики – РФПИ и Китайская инвестиционная корпорация (China Investment Corporation), капитал – $2 млрд.
РФПИ и Банк развития Китая (China Development Bank) договорились о создании Российско-китайского фонда инвестиционного сотрудничества в юанях (общий объем – 68 млрд юаней, около $10 млрд).

Последние несколько лет регионы ДФО не входили в топ-20 Национального инвестиционного рейтинга регионов, который составляет Агентство стратегических инициатив (АСИ). Улучшение качества госуслуг для бизнеса, эффективность институтов развития, доступность инфраструктуры и другие составляющие, которые учитываются при составлении этого рейтинга, могут значительно упростить работу бизнеса и стать основой для роста инвестиций в будущем, говорит Ивлев.

Инвестору важна слаженная командная работа в регионе во главе с губернатором, признает руководитель АСИ на Дальнем Востоке Ольга Курилова. Поэтому АСИ совместно с РАНХиГС проводит обучение чиновников – к сентябрю его пройдут все регионы на Дальнем Востоке, рассказала она.

Повысить конкурентоспособность макрорегиона поможет и переход от механизмов «быстрых побед» (фискальной поддержки и стимулов) к долгосрочным институциональным и инфраструктурным мерам поддержки, которые привязаны к отраслям и индустриям, считает Сурикова. Они будут дополнять существующие фискальные меры и привлекать новых инвесторов, объясняет она. Например, в июле правительство внесло в Госдуму законопроект, по которому инвесторы, вкладывающие более 100 млрд руб. в дальневосточные проекты, получат льготы по налогу на прибыль на срок до 19 лет.

Правительство со своей стороны решило дополнительно стимулировать инвестиции государственными деньгами, обязав дополнить федеральные целевые программы и госпрограммы разделами, направленными на развитие Дальнего Востока. Это, по подсчетам Минвостокразвития, даст вложений на 642 млрд руб. Госкомпании также должны дополнить инвестпрограммы дальневосточными разделами. &

Текст: Екатерина Мереминская

Вернуться к номеру