Подарите «Ведомости»
Номер 54 от 09 октября 2019
Партнер материала «НИУИФ»

Как развиваются инновации в России

И где крупнейший бизнес ищет новые технологии

Инновации – уже давно не просто способ конкуренции между компаниями. В условиях, когда глобальная экономика замедляется, торговые войны разгораются, а производительность труда растет все медленнее, инновации – вопрос успеха развития экономики в целом и странового лидерства, повторение космической гонки середины XX в., но уже на уровне технологий.

Надежда на бизнес

Россия в Глобальном инновационном индексе 2019 г. находится на 46-м месте (в сравнении с 2018 г. ее позиция не изменилась). Эксперты оценивали 129 стран по 80 параметрам – от числа заявок на права интеллектуальной собственности и созданных мобильных приложений до расходов на образование и количества научно-технических публикаций. Составители этого индекса – эксперты Корнельского университета (США), бизнес-школы INSEAD (Франция) и Всемирной организации интеллектуальной собственности – выделяют группу стран с низким и средним доходом, где инновационная деятельность развивается стремительно. Россия в их числе вместе с Китаем, Бразилией и Аргентиной.

Что такое инновации

Авторы Глобального инновационного индекса понимают под инновациям внедрение или существенное улучшение продукта (товара или сервиса), новый процесс, новый маркетинговый инструмент или новый метод ведения бизнеса, организации рабочего места, а также внешних связей. Это существенное расширение привычного понимания, когда инновации измерялись результатами R&D и числом патентов.

Размер инвестиций в инновации – один из ключевых показателей заинтересованности страны в развитии новых технологий. Существует несколько методик подсчета, которые в абсолютных цифрах дают разные результаты, но пропорция между самыми крупными инвесторами в инновации и самыми незначительными сохраняется. Так, в рейтинге ЮНЕСКО Россия – в десятке по размеру инвестиций в НИОКР (это значительная часть всех вложений в инновации), ее вложения эксперты оценили в $40,3 млрд по паритету покупательной способности. Но по соотношению инвестиций к ВВП Россия не входит даже в топ-15 стран – ЮНЕСКО оценивает этот уровень в 1,1% от ВВП (среднемировой показатель – 1,7%, а для Северной Америки и Западной Европы это 2,5%).

Активнее всего в технологических инвестициях в России промышленность, подсчитали специалисты Института статистики Высшей школы экономики. В инновационные разработки инвестируют 9,6% от всех промышленных компаний, 8% от всех компаний в секторе телекоммуникаций и лишь три из 100 сельскохозяйственных компаний.

Инновации по-русски

«Только изобрести что-то недостаточно, – говорил сооснователь Google Ларри Пейдж. – Тесла открыл электрическую энергию, которой сегодня пользуется каждый из нас, но не смог передать ее людям. Вам нужно сочетать обе вещи: изобретение и нацеленность на инновации, а также иметь компанию, которая коммерциализирует изобретение и дает его людям». Российские компании строго следуют этому правилу, не просто заказывая разработки профильным исследовательским институтам, но и создавая собственные R&D-центры, находя такие способы стимулирования инноваций, которые позволят получить наибольший эффект для бизнеса и повысить его конкурентоспособность. Опрошенные «Ведомости&» компании оценили процент успешно внедренных разработок более чем в 80%.

Мировые лидеры

В мире на инновации в 2017 г. потрачена рекордная сумма – $1,7 трлн по паритету покупательной способности, подсчитал Институт статистики ЮНЕСКО (данные были опубликованы в декабре 2018 г., данных об итогах 2018 г. пока нет). Почти половина (47%) расходов на инновации в мире приходится на две страны – США и Китай, 80% – на первую десятку стран.

Наиболее высокая доля инновационных товаров в сфере услуг – 14,5%, подсчитали эксперты Института статистических исследований ВШЭ. Выше и доля затрат, которую в этом секторе вкладывают в инновации, – 2,3% от общего объема проданной продукции. Для промышленности этот показатель – 6,7%, а удельный вес затрат – 1,7%.

Данные опрошенных «Ведомости&» крупных компаний свидетельствуют, что в общих затратах компаний вложения в НИОКР и инновации составляют от 2 до 7%.

Так, у «Фосагро», одного из ведущих мировых производителей фосфатных удобрений, доля НИОКР соответствует среднеотраслевым 7–7,5% от капзатрат (38,7 млрд руб. в 2018 г.), рассказывает представитель компании. По его словам, только финансирование научных и проектно-изыскательских работ, которые выполняет входящий в структуру группы Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам им. профессора Я. В. Самойлова (НИУИФ), в 2018 г. превысило 1,1 млрд руб.

У «Северстали» инвестиции в разработки в 2019 г. составят $48,1 млн, рассказал ее представитель. Это примерно 3,32% от запланированных на 2019 г. капвложений «Северстали» ($1,45 млрд; но на этот год приходится пик пятилетней $2,5-миллиардной программы инвестиций компании). Крупнейший мировой производитель труб – Трубная металлургическая компания (ТМК), – по словам ее представителя, в создание новых продуктов и квалификационные испытания вложила $15 млн, или 5,5% от общих капитальных затрат компании. Крупнейший производитель солнечных панелей в России «Хевел» в 2019 г. собирается вложить в НИОКР более 1,5 млрд руб. – около 2% от капзатрат, рассказывает представитель компании. Капзатраты крупнейшего российского нефтехимического холдинга «Сибур» в 2018 г. составляли 151,4 млрд руб.

Все в дом

Российские компании, как и многие их зарубежные конкуренты, предпочитают создавать собственные R&D-центры или иначе аккумулируют исследовательский потенциал внутри. Так разработки будут «прицельными», встроенными в производственный процесс и ощутимыми для финансовых показателей.

Инженеров много, денег мало

Один из ключевых для ЮНЕСКО показателей инновационности экономики – число исследователей на 1 млн человек населения страны. В России, которую принято считать страной инженеров, этот показатель составляет 3094. Но по размеру инвестиций на одного исследователя и по доле расходов на НИОКР в ВВП Россия далеко за пределами первой десятки, а российские компании не входят даже в первую тысячу инвесторов в сферу НИОКР, по данным Евросоюза, отмечает директор по науке и образованию фонда «Сколково» Александр Фертман.
В стране – лидере по инвестициям в инновации, США, работает 4295 исследователей на 1 млн человек, а в Китае – 1096. На второе место по инвестициям Китай вырвался всего несколько лет назад, обогнав совокупные инвестиции Евросоюза, сумел стать инновационным лидером в секторе телекоммуникаций и онлайн-платежей. Увеличение числа людей, занятых инновационными разработками, – одна из целей Китая в гонке за лидерство с США.

Входящий в состав «Фосагро» НИУИФ – ведущий в мире профильный научно-исследовательский институт по удобрениям и агрохимикатам, подчеркивает представитель «Фосагро». Плюс к нему у компании в 2019 г. появился Центр инноваций для поиска и определения перспективных направлений развития, внешних партнеров – научных и учебных организаций, акселераторов, иннопарков, рассказывает он. Центр работает над проектами создания специальных удобрений, инновационных био- и ростостимулирующих добавок, чтобы растения могли успешно преодолевать стресс, вызванный неблагоприятными погодными условиями, патогенными организмами, недостатком минеральных веществ. Для испытаний новых систем и технологий минерального питания растений есть сеть агрополигонов.

«Динамика развития технологий в солнечной энергетике высокая, и для поддержания уровня продукции крайне важно иметь собственный научно-технический центр (НТЦ)», – объясняет решение создать свой R&D-центр представитель компании «Хевел». В 2018 г. на базе НТЦ «Хевел» развернул инжиниринговый центр, который стал заниматься созданием различных устройств, работающих на солнечных элементах, продолжает представитель: «Мы смогли разработать различные решения для водного, воздушного транспорта, зарядных систем».

По опыту «Фосагро», продуктивная форма внедрения инноваций – создание смешанной проектной группы из представителей Центра инноваций, производственных структур компании и разработчика решения. «Это позволяет контролировать реализации инноваций от идеи до практического внедрения», – объясняет представитель компании. Комплексный подход позволяет усилить преимущества обеих сторон, подтверждает представитель ТМК: компания как использует собственные НТЦ, например РосНИТИ в Челябинске, так и привлекает экспертизу со стороны. В III квартале ТМК откроет новый R&D-центр в «Сколково», где будет работать над созданием новых трубных продуктов, проводить исследования в области металлургии, машиностроения, цифровых технологий. У «Северстали» функционирует 20 центров технического развития на всех производственных активах компании, говорит представитель компании. Направления разработок разделены на три направления: затраты, клиентский опыт и прорывные технологии. Похожего принципа придерживается «Сибур»: компания разделяет инновации на три вида: внедрение уже существующих мировых технологий, организационно-управленческие изменения и создание собственных технологий.

Повышение операционной эффективности достигается за счет внедрения автоматизированных систем управления, искусственного интеллекта, разработок в сфере интернета вещей. Применение искусственного интеллекта в промышленности позволяет повысить эффективность технологических процессов на 5–10%.

Так, например, «Сибур» на Тобольской промышленной площадке (перерабатывает углеводородное сырье в полимеры, здесь же строится комплекс «Запсибнефтехим») внедряет систему дополненной реальности, чтобы уменьшить сроки выполнения ремонтов, рассказывал порталу HeadHunter Валерий Черепанов, руководитель направления «Индустрия 4.0» в «Сибуре». В целом за последние четыре года реализовано более 50 оптимизирующих производство решений, выработанных с помощью НИОКР, говорит представитель холдинга.

Организация дистанционного управления бурением в подземных рудниках «Фосагро» в Мурманской области (здесь компания производит свое основное сырье – свободный от вредных примесей апатитовый концентрат, основу фосфорсодержащих удобрений) позволила повысить производительность буровых установок на 20% за счет снижения междусменных простоев и повышения безопасности горных работ. Вскоре «Фосагро» готова начать эксплуатацию беспилотных самосвалов на карьерах, что значительно повысит производительность труда: техника может работать при любой погоде, в условиях высокой загазованности и проч. Лишь некоторые проекты, реализуемые при участии НИУИФ, позволят «Фосагро» получить дополнительный денежный поток до $500 млн в течение 6–10 лет, рассказал представитель компании.

Успешно внедренные собственные разработки компаний повышают их конкурентоспособность. Так, одна из значимых разработок позволила «Хевелу» снизить себестоимость солнечных элементов на 20%. За счет этого российская продукция смогла конкурировать не только с европейскими, но и с азиатскими производителями, рассказал представитель компании. Разработка «Сибура» – российский 2-этилгексилакрилат (используется для повышения влагостойкости краски, устойчивости к воздействию солнечного света и др.) – позволила заместить часть импорта в России. «Сибур» стал пятой компанией в мире после BASF, LG Chem, Formosa, Mitsubishi Chemical, которая смогла организовать замкнутый цикл производства этого вещества, говорит его представитель.

На пути к прорыву

Для компаний фокус на усовершенствование в существующей бизнес-парадигме коварен риском не заметить появления «подрывной инновации», которая похоронит всю отрасль, изменив правила конкуренции в ней. Теорию «подрывных инноваций» в 1997 г. выдвинул Клайтон Кристенсен. Исследователи London School of Economic в статье для июньского ревю приводят результаты своего анализа: чем сильнее ДНК инновационной технологии отличается от ДНК действующей бизнес-модели, тем быстрее она убивает отрасль в привычном виде.

Чтобы не упустить разработку, которая перевернет отрасль, высокотехнологичные компании вкладывают десятки миллиардов долларов в инновации и приобретение стартапов: южнокорейский Samsung и американская Alphabet – по $16 млрд, китайская Huawei – $14 млрд (всё – оценка составителей Глобального инновационного индекса на 2017 г.). Конкурентоспособность довольно трудно обеспечить только усовершенствованием локальных процессов, говорит директор по науке и образованию фонда «Сколково» Александр Фертман. Конечно, корпорации в большей степени сфокусированы на инновациях, востребованных у рынков, что не закрывает для них пути поиска прорывных технологий, отмечает он. Российские компании стараются следовать мировому тренду, повышая собственный уровень компетенций и используя внешние разработки. Впрочем, председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс в своей прошлогодней лекции в «Ельцин-центре» о развитии инноваций поделился собственным впечатлением о том, что «крупный частный бизнес не пошел в инновации» (текст выступления приводит на своем сайте «Роснано»), а единичные инвестиции – это вопрос личной заинтересованности первого лица компании.

Радикальные или взрывные инновации более эффективно исследовать через инструменты открытых инноваций – к такому выводу пришла «Северсталь», говорит представитель компании. Для этого был создан фонд Severstal Ventures с бюджетом $25 млн в год и создан корпоративный акселератор для проектов в металлургической отрасли.

Представитель «Сибура» рассказывает, что в области разработки существенно новых продуктов холдинг будет базироваться на сторонней экспертизе: «Потенциально прорывные технологии в нашей отрасли часто находятся не в акселераторах, а в научных организациях». Но такие крупные химические компании, как «Сибур», полностью не отдают ключевые стратегические технологии в университеты, чтобы сохранить уровень экспертизы и скорость разработок.

«Фосагро» помимо сотрудничества с ведущими российскими профильными научными организациями работает с ЮНЕСКО и Международным союзом теоретической и прикладной химии, оказывая поддержку молодым ученым (см. статью на стр. 12–13). Компания также курирует создание новых видов удобрений, которые позволят существенно повысить урожайность, одновременно улучшая характеристики почв. А входящий в группу НИУИФ сконцентрирован на создании новых марок удобрений, в том числе узконишевых продуктов, рассчитанных на премиальные рынки. Институт также ответственен за модернизацию производственных мощностей, научный поиск и внедрение новых эффективных технологий в области переработки фосфатного сырья, производства фосфорной и серной кислот.

Будущее российских инноваций под вопросом

Потенциал роста ВВП России только за счет внедрения цифровых технологий к 2025 г. может достичь 3,6 трлн руб., подсчитали эксперты McKinsey. Объем ВВП России за 2018 г., по первой оценке Росстата, составил в текущих ценах 103,6 трлн руб. Но его рост замедляется. По оценке председателя Счетной палаты Алексея Кудрина, в 2019 г. он не превысит 1%.

Россия – в тройке лидеров по числу занятых в науке: выше этот показатель только в Китае и США. Но пока возможный стремительный инновационный рост неочевиден. «Россия отстает от развитых и многих быстро развивающихся государств практически по всем метрикам, характеризующим эффективность использования ресурсов и степень воздействия результатов научно-технической и инновационной деятельности на экономику и общество», – прокомментировал рейтинг Институт статистических исследований и экономики знаний ВШЭ.

Исправить ситуацию должен национальный проект «Наука» с бюджетом 636 млрд руб., рассчитанный до 2024 г. Три его основных направления – развитие инфраструктуры для проведения исследований и разработок (350 млрд руб.), научной и научно-производственной кооперации (215 млрд руб.) и кадрового потенциала (70,9 млрд руб.). В результате доля ученых в возрасте до 39 лет должна вырасти до 50,1% (на момент начала проекта было 43,3%), не меньше 250 крупных компаний должны быть вовлечены в создание технологий, продуктов и услуг, с участием организаций – участников научно-образовательных центров и центров компетенции национальной технологической инициативы должно быть подано не менее 1500 патентных заявок. &

Текст: Александра Белкина

Вернуться к номеру