Почему шеринг-экономика вырастет до $335 млрд за ближайшие пять лет

Совместное потребление из модной идеологии превратилось в большой бизнес

Фото: Евгений Разумный / Ведомости

Объем экономики совместного потребления (шеринг-экономика, sharing economy) к 2025 г. достигнет $335 млрд против $15 млрд в 2015 г., по оценке PwC. За десятилетие своего существования экономика совместного потребления перестала быть финансовой теорией и чувствует себя все более мощной глобальной силой.

На основании этой модели возникло множество бизнесов: поиск машин с водителем (Uber и Lyft), кратковременная аренда автомобилей (каршеринг), совместное использование автотранспорта (карпулинг), совместное финансирование проектов (краудфандинг), кратковременная аренда квартир для деловых поездок и путешествий (Airbnb), совместная аренда офисов (коворкинг), продажа ставших ненужными вещей, наем фрилансеров на проекты и многое другое.

Одна из главных особенностей экономики совместного потребления – активное использование интернета. Для упрощения и ускорения транзакций используются специализированные интернет-платформы (например, сервисы каршеринга либо интернет-биржи фрилансеров) или сервисы онлайн-объявлений (классифайды), которые помогают устанавливать прямые, без посредников, связи между потребителями и поставщиками товаров и услуг.

Кто придумал шеринг-экономику

Термин «шеринг-экономика» вошел в широкий обиход примерно 10 лет назад. Одним из первых им начал пользоваться гарвардский профессор Лоуренс Лессиг, автор книги Remix, опубликованной в 2008 г. В ней утверждалось: с распространением интернета экономика стала «гибридной».
Пользователям гораздо проще общаться друг с другом онлайн, поэтому финансовые транзакции все чаще основываются на взаимном доверии. Это приводит к тому, что цена перестает быть главным мерилом ценности товара. Более того, размывается и понятие собственности. Все больше людей отказываются платить за возможность владеть товаром, зато они готовы совершать более сложные сделки, для того чтобы получить возможность временного пользования. Этим и отличается экономика совместного потребления, утверждал Лессиг, – она сложнее и человечнее одновременно.
Неформальным слоганом экономики совместного потребления часто называют фразу профессора Гарвардской школы бизнеса Теодора Левитта: «Люди не хотят покупать четвертьдюймовую дрель, им нужна четвертьдюймовая дырка в стене».

В начале 2019 г. Всемирный экономический форум (ВЭФ, World Economic Forum) опубликовал обзор новых трендов экономики совместного потребления.

С точным определением терминов «шеринг-экономика» или «экономика совместного потребления» всегда были сложности, отмечается в обзоре. Есть несколько точек зрения на то, какие виды бизнеса подпадают под это определение. Спустя 10 лет активного развития сектора путаница с терминами никуда не делась. Но, как пишет автор обзора ВЭФа, бизнес-консультант Эйприл Ринне, это уже перестало быть проблемой: проекты, связанные с совместным потреблением или коллективным доступом к товарам и услугам, становятся настолько весомыми, что отделять их от остальной экономики больше нет смысла.

Она выделяет четыре главных тренда, которые определяют развитие экономики совместного потребления сегодня.

/Сергей Портер / Ведомости

Демография поддерживает шеринг

Типичные пользователи шеринг-решений, как утверждает доклад PwC, которая исследовала этот рынок в США, – женщины 18–24 лет, родители несовершеннолетних детей, а также домохозяйства со сравнительно скромным доходом: от $50 000 до $75 000 в год (в США это нижняя граница среднего класса).

Важную роль в поддержке шеринг-экономики, по оценке ВЭФа, играют женщины. Они все активнее вовлечены в развитие общества и чаще интересуются сервисами совместного потребления.

Наконец, по данным ВЭФа, к 2019 г. стала заметна еще одна демографическая опора «новой экономики» – пожилые люди. Согласно общемировым трендам они все дольше ведут активную жизнь и все чаще прибегают к помощи сервисов, где доля молодых всегда была подавляющей.

Российский «единорог»
В 2007 г. шведские предприниматели Йонас Нордландер и Филип Энгельберт приехали в Москву и основали онлайн-сервис объявлений «Авито».

$3,85 млрд
исходя из такой оценки, в 2019 г. инвестор приобрел долю в «Авито».
Сейчас «Авито» – крупнейший в России и второй в мире сервис классифайд. Согласно оценке компании SimilarWeb на глобальном рынке он уступает по посещаемости только американскому Craiglist.
Выручка «Авито» в 2019 г. увеличилась на 22% и достигла 24,2 млрд руб.

Власти обращают внимание

С развитием шеринг-экономики растет и заинтересованность государств в ее регулировании. В 2016 г. Европейская комиссия, например, опубликовала доклад «Европейский план действия в сфере коллаборативной экономики» (A European Agenda For The Collaborative Economy). Его авторы порекомендовали не ограничивать торговые онлайн-площадки и классифайды, но подчеркнули, что шеринговые платформы не имеют права распространять незаконную информацию и нарушать авторское право. Если страны ЕС найдут правильные подходы к рынку совместного потребления, в будущем он сможет увеличить объем экономики Евросоюза на 160–572 млрд евро, т. е. примерно на 2% (по данным МВФ, общий объем европейского ВВП в 2019 г. составил 20 трлн евро), прогнозируют авторы доклада.

Государства экспериментируют с регулированием шеринговой экономики. Самый громкий пример – протесты традиционных перевозчиков против Uber, которые заставили власти многих стран мира ввести ограничения на работу приложения. Чаще запреты появляются на уровне муниципалитетов – например, Uber запрещен в швейцарском Цюрихе, но работает в Женеве.

Другое направление – регулирование работы классифайдов. В частности, власти Дании решили ввести в 2018 г. обязательный налоговый сбор с тех пользователей Airbnb, которые сдают свои квартиры через этот сервис. Отчитываться перед властями обязали сам онлайн-сервис, а не пользователей.

Таксисты протестуют против Uber в Лондоне /Flickr

В России также постепенно вырабатывают правила игры для участников шеринг-экономики. На территории четырех субъектов страны с 2019 г. действует экспериментальный налоговый режим для самозанятых. Закон нацелен в том числе на то, чтобы вывести в легальное поле от 13 млн до 20 млн человек, работающих на себя, многие из которых пользуются для поиска клиентов шеринг-сервисами, говорилось в заявлении Российской ассоциации электронных коммуникаций. Самозанятые ищут клиентов с помощью специализированных онлайн-платформ или через объявления-классифайды. Таким образом российские интернет-пользователи, включенные в шеринг-экономику, становятся легальными участниками экономического процесса. С 2020 г. зарегистрироваться в качестве самозанятых можно еще в 19 регионах РФ.

Рынок развивается неоднородно

В 2020 г. к первичному размещению акций (IPO) готовится один из самых ярких гигантов шеринг-экономики – платформа по поиску съемного жилья Airbnb (оценочная стоимость – около $35 млрд, доходы в 2018 финансовом году – $2,9 млрд).

Результаты размещений других шеринг-платформ, состоявшихся за последние пару лет, сложно назвать однозначными.

Так, весной 2019 г. IPO провели Uber и Lyft, две конкурирующие онлайн-платформы для совместных поездок на автомобиле. Но ни авторитет Uber как пионера в этом бизнесе, ни потенциал более гибкого американского Lyft не защитили бумаги обеих компаний от заметного снижения – к сентябрю они стоили на 30% меньше цены размещения. IPO другого любимчика инвесторов – сети коворкингов WeWork и вовсе не состоялось: после публикации проспекта эмиссии вскрылись убытки сети, недостатки корпоративного управления и конфликты интересов ее сооснователя Адама Неймана. В результате компания подешевела почти в 8 раз меньше чем за год.

Самая быстрорастущая экономика совместного потребления – в Китае. По прогнозам Национального информационного центра КНР, к 2025 г. доля шеринг-экономики составит до 20% от ВВП страны. Но даже здесь в условиях высокого спроса несколько каршеринговых и байкшеринговых бизнесов, включая ToGo и Ofo, за последние пару лет либо оказались на грани банкротства, либо были вынуждены со скандалом уйти из ряда китайских регионов. У китайских каршерингов проблемы те же, что испортили жизнь Uber и Lyft: соперничество толкает их снижать цены, вкладываться в дорогостоящие рекламные кампании и принимать рискованные инвестиционные решения.

/Unsplash

Другим нишам, связанным с экономикой совместного потребления, повезло больше, пишет Тэд Лэдд, профессор Международной школы бизнеса Хальта и преподаватель Гарварда, в колонке для американского Forbes: например, на рынке онлайн-объявлений (классифайдов) системных проблем меньше и инвесторы вкладываются сюда с меньшей опаской.

Объявленная стоимость

Простота, доступность и широкий охват аудитории онлайн-платформ объявлений (классифайдов) вывели рынок частных услуг и подержанных товаров на принципиально новый уровень.

Принципы шеринг-экономики стали основой для триумфа как горизонтальных классифайдов (охватывают как можно более широкий спектр объявлений), так и вертикальных (специализируются на конкретной сфере, например на продаже автомобилей или бытовой электроники). Сегодня через сайты объявлений напрямую потребителю продаются новые и подержанные вещи, бытовая техника, электроника, автомобили, недвижимость, предлагаются аренда офисов, квартир и оборудования, услуги фрилансеров и многое другое.

В 2015 г. консалтинговая компания McKinsey оценивала операционную прибыль сервисов онлайн-объявлений в 40–60%. Для сравнения: по данным компании SCIMarket, средняя операционная прибыльность крупнейших мировых компаний из индекса S&P 500 в 2019 г. была на уровне 10–15%. Кроме того, во многих странах еще не определились лидеры рынка, а значит, есть ниши для новых игроков, писали аналитики McKinsey.

Классифайды, выросшие из бумажных газет, стремительно меняются под влиянием технологий: внедряют искусственный интеллект, чтобы облегчить потребителю поиск нужного товара или услуги, объединяются со службами доставки и платежными системами. Что дальше?

Ежегодный доклад Euromonitor International о поведении онлайн-пользователей в 2019 г. подчеркнул важность запроса глобальной аудитории на скорость. Чем меньше кнопок на экране нажимает потребитель, чтобы получить желаемое, тем больше шансов у онлайн-сервиса преуспеть.

На этом фоне популярность набирают так называемые суперприложения (superapps). Внутри них можно найти не только объявления и онлайн-магазины, но и службы доставки, каршеринги, игры, доступ к онлайн-банкингу, а также внутренние чаты и соцсети. Суперприложения меняют весь процесс бизнес-конкуренции в интернете, указывают авторы доклада Euromonitor. Запрос на суперприложения сформировался в первую очередь на азиатских рынках. Здесь количество онлайн-объявлений и различных сервисов достигло таких масштабов, что пользователи не желают в них разбираться и иметь в смартфоне десятки разных приложений: им удобнее, чтобы все необходимое было интегрировано в одном. Аналитики Euromonitor приводят в пример суперприложения WeChat, Line и GoJek.

Изначально горизонтальный по концепции класcифайд «Авито» эволюционирует в направлении суперприложения, развивая внутри себя отдельные вертикальные сервисы. Например, на «Авито Недвижимости» самая большая база объявлений о недвижимости в России – свыше 2,6 млн, через этот раздел продается каждая вторая квартира в России. Более 16 000 компаний в России сменили владельцев в 2018 г. благодаря разделу «Готовый бизнес» на «Авито», средняя цена сделки – около 1 млн руб. Через раздел «Бытовая электроника» продается 6–7% всех телефонов и телевизоров в стране и около 10% подержанных компьютеров и ноутбуков, а в разделе «Работа» собрано 1,95 млн резюме и почти 250 000 вакансий. &

Текст: Александра Авдеева

Другие выпуски

№68 от 27 марта 2020

Эндаументы: Капитал для развития

Партнер проекта:
«Благотворительный фонд Владимира Потанина»
25 декабря 2019

Инвестиции: Стратегия-2020

Партнер проекта:
«Сбербанк Управление Активами»
№65 от 23 декабря 2019

Умный город

Партнеры проекта:
«Авито»
«МегаФон»
«Группа Эталон»
№63 от 19 декабря 2019

Строим просто

Партнер проекта:
«АНО «Московский урбанистический форум»»
№61 от 10 декабря 2019

«Сколково»: от идеи до реальности

Партнер проекта:
«Фонд «Сколково»»
Показать больше выпусков