Партнер проекта: Evraz

Алексей Иванов: «Помогают жесткое планирование и ограничение рабочих часов»

Как Evraz перевел управленцев на удаленку, стал использовать Agile и в онлайне испытывает рельсы и арматуру
Evraz

Пандемия коронавируса подтолкнула металлургов и другие традиционные тяжелые отрасли не только быстрее оцифровывать процессы, но и использовать в работе подходы, которые до сих пор были больше распространены в компаниях, работающих с конечными потребителями. Evraz, один из крупнейших в мире производителей стали, начал готовиться к переходу на удаленную работу еще в начале года и уже сейчас видит, что многие новшества могут сохраниться в бизнесе и после победы над вирусом, рассказывает старший вице-президент Evraz по коммерции и развитию бизнеса. Как пандемия влияет на долгосрочную стратегию и почему не следует отказываться от целей устойчивого развития, читайте в интервью Алексея Иванова «Ведомости&».

– Сколько человек работает в Evraz и сколько из них вы перевели на удаленку?

– Сейчас в компании работает 74 000 человек, примерно 70 000 из них – на российских предприятиях. Удаленную работу в России мы организовали примерно для 4500 сотрудников (6,33% персонала). Прежде всего переводили административно-управленческий персонал в управляющей компании и дивизионах, работников старше 65 лет и сотрудников с хроническими заболеваниями. Поскольку у нас непрерывное производство, то основная часть людей – производственники, технологи, транспортники – продолжила работать на предприятиях. Руководители дивизионов находятся в регионах, при необходимости они посещают производственные площадки, но в основном все прекрасно работают в удаленном режиме.

– Когда был начат перевод сотрудников на удаленную работу? Сколько времени он занял?

Алексей Иванов

Родился в 1975 г. В Evraz работает с 2002 г.: отвечал за контроллинг и казначейство, руководил дивизионами «Сибирь» и «Сталь». В 2015 г. назначен старшим вице-президентом, руководителем блока коммерции и развития бизнеса. До Evraz работал в ЗАО «Лигетт-Дукат» и Инкомбанке. Окончил бизнес-школу INSEAD и Финансовую академию при правительстве РФ.

– Я думаю, мы начали одними из первых – 17 марта. Максимальное количество людей было переведено практически за несколько дней, а в целом процесс занял пару недель. Мы внимательно следили за ситуацией с начала года и заранее рассматривали организацию удаленных процессов: подготавливали IT-инфраструктуру, планировали закупку дополнительной оргтехники.

– С какими сложностями вы столкнулись при переводе офисных сотрудников на удаленную работу?

– Из очевидных сложностей – периодические проблемы с качеством интернета как у тех, кто изолировался на даче, так и у тех, кто остался в городе. У некоторых из коллег на начальном этапе были небольшие заминки с доступом к корпоративной сети. Но вообще, все получилось довольно легко. Наши IT-специалисты разослали инструкции по использованию самых популярных инструментов командной работы, заодно напомнив о правилах безопасности в сети, и люди успешно эти программы освоили.

– Легко ли вашим сотрудникам, перешедшим на удаленку, было адаптироваться к новым условиям – самоорганизовываться, планировать работу? Компания им в этом как-то помогает?

– Адаптация произошла очень быстро, и, судя по результатам опроса сотрудников, в первую очередь благодаря хорошей организации удаленной работы. Конечно, ситуация не идеальная – у кого-то нет возможности обустроить отдельное рабочее место, многим дополнительно приходится заниматься в течение дня детьми или пожилыми родителями. Но мы стараемся помочь – например, предлагаем ресурсы дистанционного обучения и досуга для детей.

Мы разработали рекомендации по самоорганизации и работе с командами. Большинство людей без проблем выстраивают рабочий процесс, а тем, у кого возникают сложности, помогают руководители. По своему опыту и опыту коллег могу сказать, что помогают жесткое планирование и ограничение рабочих часов. Нагрузка на каждого из нас увеличилась, но необходимо закладывать время на поддержание себя в хорошей физической форме, восстановление сил, общение с семьей.

Безусловно, также возросла роль коммуникаций – важно постоянно быть на связи не только для координации процессов, но и для поддержания командного настроя. Раньше на это также работали наши спортивные и культурные мероприятия, и сейчас, пока они временно отменены, готовим онлайн-активности. Наши корпоративные обучающие программы («Новые лидеры Evraz», «Топ-300», «Топ-1000») мы перевели в дистанционный формат, и многие участники даже видят в этом плюсы.

– Сказался ли переход на удаленную работу на эффективности работы, скорости бизнес-процессов?

– Наверное, мы хорошо подготовились и адаптировались, поскольку эффективность не снизилась. Более того, мы увидели новые возможности. Например, организация форумов, конференций, совещаний в онлайн-режиме: существенно увеличивается количество участников, отпадает необходимость в командировках – это помогает сэкономить время и деньги и снизить административные расходы.

– Вы сказали, что основная часть работников ваших непрерывных производств продолжила трудиться на предприятиях. Что изменилось в их работе? Сложно ли им приспосабливаться к новым условиям?

– Технологические процессы остались прежними, поэтому основное изменение – повышенное внимание к мерам безопасности, направленным на то, чтобы не допустить инфицирования. Мы стараемся максимально оградить людей от вируса: обеспечиваем их всеми необходимыми средствами защиты (включая маски, респираторы, очки, перчатки), бесконтактно замеряем температуру на проходных, проводим тестирование. Организована санитарная обработка в транспорте, на производстве и в административно-бытовых помещениях, столовых. Хотя где-то мы и вводим дополнительное регулирование (например, наши корпоративные автобусы не тронутся с места, пока все в салоне не наденут маски), в основном сотрудники ответственно относятся к своему здоровью и здоровью коллег.

Evraz plc (ЕВРАЗ)

вертикально-интегрированная металлургическая и горнодобывающая компания с активами в России, Казахстане, США, Канаде и Чехии. Входит в топ-30 производителей стали в мире. В 2019 г. производство Evraz составило 13,8 млн т стали, 13,8 млн т железорудной продукции и 26 млн т коксующегося угля. Консолидированная выручка за 2019 г. – $11,9 млрд, консолидированная EBITDA – $2,6 млрд. Основные акционеры на конец апреля 2020 г.: бизнесмен Роман Абрамович (26,68%), председатель совета директоров Evraz Александр Абрамов (19,35%) и президент компании Александр Фролов (9,66%).

– Пришлось ли вам менять заводскую логистику, чтобы минимизировать контакты сотрудников друг с другом? Перестраиваете ли вы процесс работы на производстве, чтобы он стал более безопасным?

– Да, мы развели потоки в помещениях и на проходных, нанесли разметку в местах массового посещения людей. Сокращены составы встречно-сменных собраний, совещания по максимуму переведены в онлайн. 

Поскольку очные контакты с представителями сторонних организаций сейчас также свернуты, у нас появился интересный опыт на «Запсибе» (ЕВРАЗ ЗСМК в Новокузнецке. – «Ведомости&»). В онлайн-режиме там были проведены сертификационные испытания новых остряковых рельсов высокой прочности для российских стрелочных заводов, также в онлайне прошел инспекционный контроль нашей арматуры для поставок в Великобританию на соответствие требованиям местного стандарта.

– Насколько вашим сотрудникам психологически комфортно работать в новых условиях? Боятся ли производственники заразиться COVID-19 или им важнее, что есть работа?

– Отношение к ситуации у всех индивидуальное, но в целом мы не видим паники. Скорее большинство людей в городах, где расположены наши предприятия, изначально воспринимали вирус как надуманную угрозу или что-то очень далекое от себя. К сожалению, цифры по стране не дают просто отмахнуться от проблемы. Безусловно, всем важно сохранение зарплаты, и мы выступаем как ответственный работодатель.

Как мы стараемся снизить тревожность? Во всех дивизионах круглосуточно работает линия «Антивирус», мы поддерживаем плотный контакт с медицинскими и страховыми компаниями, чтобы обращения сотрудников не оставались без реагирования. Следим за тем, чтобы сотрудники, прибывшие из-за границы или другого региона страны, соблюдали режим самоизоляции. Мы постоянно напоминаем о том, что соблюдение мер безопасности, социальное дистанцирование и минимизация контактов нужны не только на производстве, но и за пределами работы. Да, это непривычно, неудобно, но не стоит подвергать риску себя и близких. 

Мы также рекомендуем людям онлайн-площадки, где проходят культурные события. Возвращение к привычной жизни будет небыстрым, а многим из нас, очевидно, не хватает возможности немного отвлечься от потока однообразных новостей.

– Как будет меняться спрос на вашу продукцию в ближайшие годы?

– Конечный спрос сейчас, безусловно, пострадал. С другой стороны, правительства разных стран – и России в том числе – нацелены на восстановление экономики за счет инвестиций в инфраструктуру, и мы должны будем ощутить эффект от этой поддержки в силу специализации Evraz на прокате для инфраструктурных проектов. Сейчас мы уже видим рост спроса в Азии, на одном из наших ключевых экспортных рынков.

– Существует мнение, что ситуация с карантином ускорила цифровизацию, в том числе привела к массовому освоению инструментов для удаленной работы. Актуально ли это для Evraz?

– Однозначно, это подтолкнуло традиционные тяжелые индустрии к использованию подходов, которые раньше были характерны в основном для компаний потребительского сектора. Мы, в частности, расширили спектр зон, где применяем Agile, а наши проектные команды и комитеты сейчас работают в Trello – это оказался удобный инструмент постановки задач и отслеживания процессов в удаленном режиме.

– Как вы думаете, как после окончания пандемии изменятся бизнес-процессы, которые были привычными до пандемии? Планируете ли вы сохранить удаленную работу в компании?

– Опыт постоянного проведения онлайн-конференций с командами по всей России и Северной Америке, с контрагентами в разных частях света подводит нас к мысли о сокращении бизнес-командировок после снятия ограничений. Если речь не идет о посещении производственных площадок, то частота и необходимость поездок могут заметно снизиться.

Также этот опыт показывает, что ряд административных и офисных позиций могут не требовать постоянного присутствия на рабочем месте: возможно, мы рассмотрим организацию частично удаленной работы, если у сотрудников будет такое желание. Поскольку выход в офлайн будет плавный, волнообразный, то проявятся паттерны, которые позволят отрегулировать новые практики.

– Показала ли пандемия необходимость каких-то изменений в трудовом законодательстве?

– Безусловно, пандемия внесла свои коррективы. В условиях спешного перехода на удаленку действующие конструкции трудового законодательства не отвечали обстановке. Сейчас мы вместе с другими социально ответственными компаниями обсуждаем, как отразить в трудовом законодательстве алгоритм действий при введении режима ограничений. В частности, право работодателя вводить временную изоляцию сотрудников, временный переход работников на дистанционную работу в упрощенном порядке, использование электронного документооборота для исключения личного присутствия людей. Я уверен, что тренд на электронный документооборот не только в трудовых отношениях, но и в целом сохранится и станет стандартной деловой практикой. Мы с 2018 г. работаем так с ОАО «РЖД», а недавно начали переводить на электронный документооборот с поставщиками все наши основные предприятия.

– Чему вас научила ситуация с пандемией?

– Происходящее учит нас гибкости, поскольку сейчас существует два экстремума – жесткие карантинные меры, с тем чтобы оградить людей от вируса, и отсутствие или минимум ограничений, продиктованный экономическими соображениями. Власти и бизнес, соответственно, часто тяготеют либо к одному, либо к другому – все очень индивидуально. Но в целом видно, что большинство стран все-таки пожертвовали экономическим ростом ради здоровья населения. При этом автор «Черного лебедя» Нассим Талеб на одном из круглых столов высказал интересное предположение: отсутствие ограничений в мировом масштабе, скорее всего, сделало бы ситуацию настолько хаотичной и неуправляемой, что это привело бы к еще большему экономическому шоку.

– Как вы думаете, какие навыки работников и руководителей будут востребованы в будущем? Например, будете ли вы обращать внимание при приеме на работу, умеет ли руководитель управлять командой в удаленном режиме?

– Навык удаленного управления командами развивается достаточно легко при наличии правильных инструментов и правильного целеполагания. А от руководителей, очевидно, потребуется умение работать с большим потоком информации: отфильтровывать, устранять информационный шум, правильно каскадировать ее сотрудникам.

– Как изменится бизнес Evraz после пандемии? Появились ли у вас планы по трансформации компании или примерное видение вектора изменений?

– На мой взгляд, если стратегия компании, ее вектор и цели определены правильно, то кризис не способен их поменять. Мы довольны нашим набором активов, продуктовым портфелем и планами его развития. Все предприятия Evraz хорошо проинвестированы и способны гибко реагировать на ситуацию. Как мы уже говорили, очевидно, более быстрыми темпами будет развиваться цифровизация, и это может открыть для нас новые возможности.

– Как в сегодняшней ситуации бизнесу сохранять курс на устойчивое развитие?

– Компании не один год выстраивают культуру и процессы так, чтобы успешно взаимодействовать со всеми стейкхолдерами. Поэтому, думаю, в сложившихся условиях курс может скорректироваться, но поменяться полностью – вряд ли.

Все, что мы делали в рамках Бизнес-системы Evraz, культурной трансформации, развития социальных и экологических практик и программ, сохраняет свою актуальность. Сейчас, например, мы направляем значительную часть социального финансирования на меры противодействия коронавирусу, включая закупку оборудования и средств защиты для больниц, детских садов и школ в наших городах. Мы придерживаемся планов по модернизации оборудования для снижения влияния на окружающую среду, включая проекты на ЕВРАЗ НТМК и ЕВРАЗ ЗСМК, которые вошли в нацпроект «Экология». Вообще, металлургия оказалась устойчивее, чем многие другие сферы, – за прошедшие кризисы у нас выработался хороший иммунитет.