Партнер проекта: Союз производителей БАД

Александр Жестков: «БАДы – серьезная специализированная продукция»

Исполнительный директор СРО «Союз производителей БАД к пище» о маркировке и регулировании рынка БАДов
СРО «Союз производителей БАД к пище»

Пандемия COVID-19 сыграла на руку производителям биологически активных добавок (БАД) к пище. Продажи витаминов, растительных добавок и пробиотиков пошли в гору, когда люди вспомнили о здоровье и профилактике авитаминоза. Спрос взвинтил продажи не только легальных БАДов, но и мимикрирующей под них продукции. Как маркировка сертифицированных добавок очистит рынок от недобросовестных игроков, а ответственное отношение интернет-ритейлеров поможет избежать излишнего регулирования, в интервью «Ведомости&» рассказал исполнительный директор СРО «Союз производителей БАД к пище» Александр Жестков.

– На Петербургском международном экономическом форуме вы подписали соглашение с ЦРПТ, оператором системы маркировки товаров. О чем вы договорились?

– В России идет эксперимент по маркировке БАДов средствами идентификации. Простыми словами: каждая упаковка препарата получает собственный QR-код, по которому можно отследить происхождение продукции и ее движение от производителя до прилавка.

Мы договорились с ЦРПТ наладить информационный обмен о том, как проходит эксперимент на стороне производителей, какие возникают проблемы. Будем организовывать семинары для членов нашего союза и всех заинтересованных компаний, которые в него не входят.

В августе 2022 г. эксперимент закончится, и маркировка, с большой долей вероятности, станет обязательной для всех производителей и продавцов БАДов. Нам важно на нынешнем этапе охватить как можно больше участников рынка и обеспечить их необходимой информацией о том, с чем можно столкнуться через год.

– Для чего маркировка вашему рынку?

– В первую очередь мы рассчитываем, что маркировка даст покупателю уверенность, что перед ним проверенный БАД. Можно будет отсканировать QR-код и понять, откуда этот товар, чем он является и как он оказался в продаже.

Для бизнеса маркировка – это тоже возможность. С помощью системы можно понять, какой путь проходит продукт. Отследить так называемые переливы, когда купившая товар на особых условиях розничная сеть продает его другим ритейлерам и т. д.

Союз производителей БАД к пище

Саморегулируемая организация «Союз производителей биологически активных добавок к пище» объединяет 30 российских и иностранных компаний, в том числе GSK, «Эвалар», Oriflame, Solgar, «Петровакс», Amway и Bayer. Организация создана в 2008 г. для защиты интересов производителей БАДов и другой специализированной пищевой продукции.

– Это инициатива отрасли или регуляторов?

– Изначально с таким предложением выступил Роспотребнадзор на государственной комиссии по противодействию контрафакту. Аргумент был простой: потребителей часто вводят в заблуждение относительно идентификации товара как БАДа. Поддельных товаров и откровенного фальсификата на рынке мало (меньше 1%, по данным Роспотребнадзора), но очень много нарушений по части рекламы и распространения информации.

И если с недостоверной рекламой неплохо борется ФАС, то проблема введения в заблуждение – серая зона. Прямых нарушений может и не быть, но у человека сложится иллюзия, что перед ним не просто пищевой продукт, а зарегистрированный БАД.

– Чем зарегистрированный БАД отличается, допустим, от какого-нибудь травяного сбора? И то и другое можно употреблять в пищу.

– БАД – это специализированный продукт, который требует прохождения обязательной оценки соответствия в форме государственной регистрации. Регистрация – это гарантия. Продукт проходит обязательные испытания на безопасность, проводятся токсикологический, микробиологический и другие анализы. При этом составы БАДов четко регламентированы Техническим регламентом Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции», также в этом документе есть список, содержащий более 300 позиций и включающий растения и иные вещества, запрещенные к включению в состав БАДов.

На различных интернет-площадках в категорию БАДов ставят продукцию, которая не проходила никаких испытаний. Вы думаете, что это БАД, но по факту получаете некое непонятное изделие.

Это один из аргументов, почему маркировка важна: чтобы потребитель не вводился в заблуждение, точно ли он покупает БАД или это что-то другое.

– Как это «введение в заблуждение» выглядит на практике?

– На трансграничных маркетплейсах можно встретить продукты, которые содержат запрещенные в России растения с психотропными и сильнодействующими эффектами. Выпускающие эти препараты компании понимают, что зарегистрировать их как БАДы невозможно, и потому делают декларацию соответствия. Сделать это очень просто: заполняют декларацию, заводят в электронном виде, ей присваивается номер, затем ее распечатывают и отдают товар в розницу. Это недорого, в то время как регистрация БАДа обходится минимум в 250 000 руб.: необходимо пройти разнообразные исследования, доказать безопасность.

– Насколько это серьезная проблема для вашей отрасли? Стоит того, чтобы подключать такую тяжелую артиллерию, как маркировка?

– В последнее время она стала особенно серьезной. В неделю мы фиксируем 100–150 предложений товаров, которые либо содержат запредельные дозировки витаминов, либо выдают себя за БАДы, но таковыми не являются, наиболее актуальна проблема с интернет-магазинами – нерезидентами.

– Какую роль сыграла пандемия?

– Эпидемия коронавируса стала катализатором для регулярного потребления витаминов и минералов, причем не только в России, но и во всем мире.

До сих пор россияне принимали БАДы не так часто, как, например, японцы или американцы. В Японии 90% населения регулярно принимает БАДы, при этом у них самая длительная продолжительность жизни. В Америке БАДы присутствуют в рационе 70–75% населения на регулярной основе и продолжительность жизни тоже на уровне 80 лет.

В России этот уровень был не больше 20%. Но пандемия привила понимание, что нужно поддерживать здоровье с помощью профилактики, принимать витамины. Профильные ведомства рекомендовали применять витамин D, витамин С, цинк и другие элементы для укрепления иммунитета. Рост спроса привлек на рынок много искателей быстрой наживы. Их, например, легко узнать по превышению допустимых норм содержания витаминов.

Александр Жестков – исполнительный директор саморегулируемой организации «Союз производителей БАД к пище».

Родился в 1986 г. в Москве. Окончил Сеченовский университет по специальности «фармацевтика» и магистратуру МГИМО (У) МИД РФ по направлению «юриспруденция».
С 2008 по 2010 г. курировал направление ВЭД, работая в компаниях в сфере оборота медицинской продукции. С 2011 г. занимался вопросами развития системы здравоохранения в аппарате комитета по охране здоровья Государственной думы РФ.
С января 2017 г. начал работу в команде СРО «Союз производителей БАД к пище», с мая 2018 г. занимает должность исполнительного директора организации.
Также является членом правления РСПП. В рамках работы комиссии РСПП по индустрии здоровья возглавляет подкомитет по вопросам здорового образа жизни, оптимального питания.

– Больше витаминов разве не значит больше пользы?

– Гипервитаминоз не приведет ни к чему хорошему. Витамин D в высоких дозировках может нанести вред. В интернете начали появляться витамины с дозировкой от 5000 до 20 000 международных единиц при рекомендованных дозах до 2000 единиц. Это максимально допустимая дозировка, которую можно зарегистрировать вообще.

Витамин D в дозировках до 10 000 единиц применяют по медицинским показаниям и продают по рецепту в качестве лекарства. Представьте, что такой препарат появляется в интернете под видом БАДа. Очевидно, что это продукция хитрых дельцов. Зарегистрировать ее невозможно.

Аптеки не могут взять на реализацию незарегистрированные препараты. У них лицензируемая деятельность, и, случись что, их сразу оштрафуют или лицензии лишат, а в интернете ответственность размыта.

– Кто угодно может продавать что угодно?

– Скорее не так: проблема в том, что продавцы ставят в один ряд проверенные легальные БАДы и пищевую продукцию без нужных экспертиз. Возьмем, например, маркетплейсы – такие интернет-площадки, которые выступают в роли витрины для разных небольших магазинов. Когда им предъявляют претензии, они отвечают: «Это не наш товар, мы только площадка для продавцов». Они не несут никакой ответственности за то, что выставлено на витрине.

В аптеке или специализированной точке продаж вам всегда скажут, для чего нужна та или иная добавка, и не будут сулить чудодейственные эффекты. В карточке товаров в интернете периодически можно увидеть просто невероятные заявления, что товар лечит от рака, от всех псориазов на свете и т. д. И за этим никто не следит. Мы сталкиваемся с совершенно фантастическими названиями: «добавка противоопухолевая». Это вершина. Что я подумаю как потребитель? Вау, появилась противораковая добавка, дайте мне ее сюда срочно.

БАДы ничего не лечат, БАДы носят профилактический и вспомогательный характер. Это не лекарства, это специализированные продукты. Зарегистрировать БАД с названием «противораковый» невозможно.

Пандемический рост

По итогам 2020 г. емкость коммерческого рынка биодобавок составила в денежном выражении 74,1 млрд руб. (+17,1% относительно 2019 г.), а в натуральном – 321,8 млн упаковок (-1,2% относительно 2019 г.).
В 2020 г. главным событием, которое определило конфигурацию рынка БАДов и его динамику, стала пандемия COVID-19. В 2020 г. продажи БАДов, поддерживающих функционирование иммунной системы, за год выросли на 124,4% по сравнению с предыдущим годом.
Цифры указывают на расслоение аудитории: более состоятельная аудитория переключается на более дорогостоящие БАДы. Именно высокий ценовой сегмент (более 500 руб.) демонстрирует наиболее ощутимый рост (+30,1% в рублях, +31,1% в упаковках). Дорогостоящие добавки к пище принесли аптекам свыше половины выручки (доля 52,2% в рублях). Это во многом свидетельствует о том, что меняется портрет потребителя и рынок БАДов растет за счет обеспеченных людей, ориентированных на здоровый образ жизни.

Источник: СРО «Союз производителей БАД к пище» по данным DSM Group

– А еще в разных странах разное законодательство, и легальный в одной стране препарат может оказаться запрещенным в другой.

– Да. Проблема в том, что трансграничные сервисы обычно пишут: «Если в вашей стране вещество не разрешено и с вами что-то случится, то это ваши проблемы. Мы ваше законодательство не смотрим, сами посмотрите». Вряд ли я, заходя на сайт, пойду читать политику конфиденциальности или соглашение.

И есть реальные судебные решения, когда люди получали срок за заказ на таких сайтах. Им приходила посылка с препаратом, в состав которого входят сильнодействующие или наркотические вещества. И человек искренне говорил: «Да я откуда знал? Я смотрю – в интернете магазин, на русском все написано, цены в рублях». И правда: заходишь на иностранный сайт, а там все на русском, цены в рублях, доставка «Почтой России». Полное впечатление, что ты пришел в магазин, где все разрешенное. Когда мы идем в аптеку, мы не ожидаем найти что-то вредное, потому что аптека ведет входной контроль за ассортиментом.

– Получается, что свободная интернет-торговля вредит вашему рынку?

– Интернет-торговля – это прекрасно! Более того, это одна из точек роста для рынка в целом. Она делает товары более доступными для потребителя, но, чтобы не потребовался жесткий административный контроль, интернет-магазины и маркетплейсы должны сами следить за тем, что выставляют: запрашивать документы, проверять сроки годности.

Например, Ozon достаточно серьезно подходит к этим проблемам. Они молодцы – подписали соглашение с Росреестром, чтобы получать данные по декларациям и видеть, что не является БАДом. Они серьезно смотрят за категорией и стараются быстро вычищать площадку от сомнительных предложений.

– А если разрешить торговать БАДами только аптекам? Кто от этого выиграет?

– Точно не потребитель. В аптеках есть ограничения по ассортименту – они не резиновые. А у больших интернет-магазинов огромные склады, бесконечное свободное место на витрине и отличные курьерские службы. Осталось привести информацию в порядок и перестать вводить потребителя в заблуждение.

– Интернет-магазины должны следить за ассортиментом добровольно или необходимо регулирование?

– Необходимо, чтобы все понимали, что БАДы – серьезная категория специализированной продукции, требующая ответственного отношения: на кону здоровье людей. И я думаю, что если этого не произойдет добровольно, то регулятор в какой-то момент совершенно справедливо скажет: «Баста». Но в любом случае у регулятора должны быть инструменты воздействия, которых де-факто в настоящее время в сфере e-comm торговли БАДами нет.

– И тогда будет более жесткое регулирование?

– В прессе уже проходила информация, что готовится законопроект о внесудебном ограничении доступа к сайтам, которые нарушают правила торговли БАДами или продают незарегистрированные препараты.

Подобный инструмент есть на рынке лекарств. В апреле прошлого года разрешили дистанционную торговлю безрецептурными препаратами, и тут же Росздравнадзору дали инструменты по внесудебному ограничению доступа к сайтам, реализующим незарегистрированные лекарства.

С БАДами аналогичная ситуация. Мне кажется, здесь все логично, законодатели действуют последовательно. Если с 1 января 2021 г. разрешена дистанционная торговля БАДами, следом надо дать инструмент для контроля, чтобы Роспотребнадзор мог защищать потребителя.

– Но вы говорите только про регулирование торговли, а что с самими добавками?

– С самими БАДами все в порядке, их регулирование достаточное. Вся продукция, производимая на территории ЕАЭС, строго контролируется. У нас и маркировка, и госрегистрация, и требования к производству. У нас три технических регламента Таможенного союза, которые регулируют БАДы.

Но товары под видом БАДов, незарегистрированные БАДы и препараты, которые идут в Россию из-за рубежа, – все это требует регулирования однозначно.

– Давайте вернемся к маркировке. Правильно ли я понимаю, что, если покупаешь в интернете, она не сильно поможет отличить реальные БАДы?

– Да, на сайте не проверишь, промаркирован ли товар и каким образом. Но хотя бы, когда товар придет, можно удостовериться, БАД это или нет. А вообще, если продукция подлежит обязательной маркировке, то за продажу товаров без кодов предусмотрена ответственность вплоть до уголовной.

Конечно, производители не очень-то радуются маркировке. Для них это лишние сложности и дополнительные расходы, но одновременно – шанс очистить рынок от недобросовестных игроков. В Союзе производителей БАДов чуть меньше половины компаний включилось в эксперимент. У нас есть определенные опасения, что маркировка может давать сбои или не учитывать особенности рынка, но ради этого мы и находимся в диалоге с ЦРПТ и регуляторами.

– Маркировка дорого обойдется бизнесу?

– По оборудованию мы пока не делали аналитику, но хотим рассчитать, во сколько обойдется весь процесс производителю, дистрибутору и ритейлу, очевидно, затраты существенные. Нужно рассмотреть, что выгоднее: покупать свое оборудование для маркировки или пользоваться услугами сервис-операторов. У производителей молока есть возможность покупать этикетки с кодами в типографиях. Как поступать с БАДАми, пока не ясно. Есть разные формы препаратов, и не всегда понятно, куда наносить код, например, на тубы под шипучие таблетки. С круглыми банками тоже тяжело. Думаю, в процессе эксперимента мы эти вопросы решим.

При этом код на одну упаковку стоит стандартно 50 коп. плюс 10 коп. НДС, получается 60 коп. Обсуждается возможность внедрения облегченной версии системы учета в отличие от той, что действует на рынке лекарств, без длинных зашифрованных кодов (так называемых криптохвостов). У нас будет система проще и быстрее, как у производителей молочной продукции.

– А маркировать можно только зарегистрированные БАДы? Что будет, если я приду с баночкой и скажу: «Хочу маркировать»?

– В постановлении о проведении эксперимента четко описан объект маркировки – это БАДы к пище. Товар становится БАДом ровно в тот момент, когда получает свидетельство о государственной регистрации.