Инвесторы распробовали индексные вложения

Активы фондов с пассивным управлением растут в разы быстрее остальных
Портфель пассивного фонда точно воспроизводит движение базового индекса /Jason Briscoe / Unsplash

В давнем споре инвестиционных гуру, что предпочтительнее – активное или пассивное инвестирование, чаша весов в последнее время склоняется в сторону второго. По крайней мере, так действуют инвесторы: активы западных и российских индексных фондов, не требующих активного управления, растут опережающими темпами.

Активы западных индексных фондов (включая биржевые) к декабрю 2019 г. достигли $11,4 трлн, посчитал американский Investment Company Institute (ICI) для Financial Times (FT). Вложения в них в реальности могут оказаться еще больше, потому что многие пенсионные и суверенные инвестфонды, эндаументы реализуют собственные пассивные стратегии (данные ICI их не учитывают). BlackRock оценивала такие инвестиции в 2017 г. на уровне $6,8 трлн.

Рост произошел благодаря восстановлению мировых фондовых рынков и перетоку инвесторов из активно управляемых фондов в пассивные. «Это большая цифра. Последнее десятилетие отмечено ростом популярности индексных инструментов», – сказал FT Бен Джонсон, директор по исследованию биржевых фондов в Morningstar, собирающей информацию о фондах. 

 

Активность не в моде

Пассивное инвестирование появилось еще в 1970-е гг., но взрывную популярность приобрело после финансового кризиса 2008 г. Десятилетие назад в мировых индексных фондах было около $2,3 трлн, по данным Morningstar. Ранее управляющие сомневались, что инвесторы станут довольствоваться среднерыночной доходностью. Однако постепенно паевые или биржевые фонды, просто отслеживающие динамику индекса, прочно вошли в моду. 

Интерес к индексным фондам объясняется низкими комиссиями, ликвидностью и прозрачностью. Они устраняют посредника – выбирающего бумаги управляющего, чьи расходы, в том числе на торговые операции, в итоге оплачивает инвестор. Поскольку комиссионные в индексных фондах (в США это обычно десятые и даже сотые доли процента) ниже, чем в активных, их итоговый результат за несколько лет получается выше, указывают сторонники пассивных фондов. Если два фонда показывают одинаковую рыночную доходность в течение нескольких лет, то итоговый результат фонда с меньшей комиссией будет лучше, так как его чистый доход в денежном выражении каждый год будет больше. 

Баффетт против Сейдиса

Уоррен Баффетт и управляющий хедж-фондом Тед Сейдис поспорили, какая инвестиция принесет больший доход за 10 лет. В конце 2007 г. Баффетт купил индексный фонд на S&P 500 и заработал за 10 лет 126%, а Сейдис вложил деньги в пять хедж-фондов и в итоге получил 36% после вычета комиссий.

К тому же мало кому из управляющих удается долгое время постоянно обыгрывать индекс. Так, лишь 28% управляющих, вкладывающих в акции крупных компаний США, обыграли индекс S&P 500 в 2019 г., а за последнее десятилетие таких набралось всего 11%, подсчитал Bank of America. И определить, кто будет регулярно получать доходность выше рынка, трудно как в теории, так и на практике, указывает профессор экономики Принстонского университета Бертон Малкиел, автор бестселлера «Случайная прогулка по Уолл-стрит». Оттуда знаменитая фраза: «Обезьяна с завязанными глазами, бросающая дротики в финансовые страницы газеты, может собрать портфель, который покажет столь же хорошие результаты, что и портфель с бумагами, тщательно отобранными экспертами». В 2018–2019 гг. журналисты The Wall Street Journal провели эксперимент: их портфель из акций компаний, в которые попали дротики, брошенные в развешанные на стене страницы, получил за год 17,3% дохода, а портфель, собранный из идей профессиональных инвесторов, высказанных на престижной инвестиционной конференции в Нью-Йорке, потерял 9,7%. «Интеллектуальное основание индексного инвестирования – железобетонное», – категоричен Малкиел.

О снижении популярности активно управляемых фондов говорит и то, что за последнее десятилетие из них было выведено около $1 трлн, по данным Morgan Stanley. За этот период лишь 10% лучших по доходности управляющих избежали оттока средств, тогда как в 1990-е гг. приток получали 60% лучших, а в 2000-е гг. – 30%, по подсчетам банка.

«В последние десятилетия рынок акций США в основном рос, периоды снижения или «боковика» были достаточно короткими. В этих условиях ценность активного управления сильно снижается. К тому же высокая эффективность американского рынка акций (когда все события практически мгновенно отражаются в котировках) серьезно затрудняет поиск недооцененных бумаг, если это накладывается на большой размер фонда, когда далеко не всякая идея может заметно повлиять на результат, то обеспечивать доходность выше индекса становится очень непростой задачей. В результате мы и видим закономерный рост интереса к индексным фондам», – объясняет гендиректор УК «Альфа-капитал» Ирина Кривошеева.

Пассивное инвестирование, завоевавшее рынок акций, распространяется и на рынке облигаций (здесь приток в индексные фонды в 2019 г. составил $200 млрд, по данным EPFR), а также рынке сырьевых товаров. 

 

«Хуже, чем марксизм»

Сторонники активного управления указывают на минусы пассивного подхода: инвесторы не заботятся о качестве корпоративного управления, сказал FT Саймон Холлетт, директор по инвестициям Harding Loevner. А одна из главных претензий к пассивному инвестированию – оно подрывает выявление справедливой рыночной цены бумаги, которая устанавливается при осознанном выборе покупателя и продавца. Аналитики AllianceBernstein даже заявляли, что пассивное инвестирование «хуже, чем марксизм», поскольку коммунисты все-таки пытались, пусть в соответствии со своими представлениями, эффективно размещать ресурсы, тогда как пассивные фонды слепо вкладывают в индекс. Это ведет в том числе к более быстрому росту акций крупных компаний (в индексах у них больший вес), а не входящие в индексы бумаги остаются на задворках. «Большой приток средств в эти фонды является важным фактором опережающего роста индексных активов. Когда этот приток развернется или даже остановится, влияние на относительные цены может оказаться столь же сильным, но с противоположным знаком», – предупреждал Пол Сингер из Elliott Management.

Сторонники пассивных фондов возражают, что они составляет лишь часть рынка. Так, по данным ICI за 2018 г., в США активы пассивных паевых и биржевых фондов составляли $3,3 трлн и $3,2 трлн соответственно, а активно управляемых – $12 трлн. И это не считая трейдинга, операций хедж-фондов, частных и других инвесторов.

 

Кратный рост «пассивов» 

На рынке коллективных инвестиций в России схожая ситуация. Активы индексных фондов существенно меньше всех остальных, но темпы их роста несопоставимо выше. К примеру, совокупная стоимость чистых активов (СЧА) 17 российских классических индексных паевых фондов (ПИФов) в 2019 г. выросла более чем в 6 раз до 17,5 млрд руб., причем 12,6 млрд из них – чистый приток средств клиентов. Активы же всех остальных классических открытых ПИФов увеличились в 1,5 раза до 453 млрд руб., чистый приток средств в них составил около 120 млрд руб., следует из статистики investfunds.ru.

Помимо них на Московской бирже сейчас торгуются еще З8 БПИФов и ETF, совокупная СЧА по данным биржи  к началу 2020 г. превысила $620 млн (около 40 млрд руб.). В начале прошлого года их было всего 17.  

«Год назад на индексные фонды приходилось чуть более 1% СЧА российского рынка, а сейчас – 3,8%. В январе приток в фонды составил 26 млрд руб., на индексные фонды пришлось 1,7 млрд руб. (6,5%). В январе прошлого года на фоне оттока в 2 млрд руб. из всех рыночных фондов в индексных наблюдался приток 127 млн руб.», – рассказывает главный исполнительный директор «ВТБ капитал инвестиции» Владимир Потапов. 

Российских инвесторов в таких фондах привлекает низкая стоимость управления при возможности инвестировать средства в широко диверсифицированный портфель при низком чеке, полагают Потапов и генеральный директор «Спутник – управление капиталом» Александр Лосев.

Важное преимущество БПИФов – удобство покупки – не у управляющей компании или агента, а на бирже в режиме онлайн по известной цене, объясняет интерес к таким фондам исполнительный директор блока «Управление благосостоянием» Сбербанка Василий Илларионов, подчеркивая, что «в активно управляемых фондах все сложнее: только через день или два после подачи заявки клиенту выдается пай по текущей цене».

Впрочем, эффективность российского рынка акций намного ниже американского, как и средние размеры фондов, поэтому активным управляющим здесь проще находить интересные идеи и зарабатывать на них достаточно, чтобы это влияло на результаты портфелей, замечает Кривошеева. На низкоэффективном рынке портфельные управляющие смогут обеспечивать доходность выше индекса, соглашается Илларионов.

По мнению управляющих, в России продажи пассивных индексных фондов в дальнейшем будут активизироваться в том числе благодаря развитию робоэдвайзинга (автоматические советники чаще всего формируют портфели клиентов из биржевых фондов).