Статья опубликована в № 2406 от 24.07.2009 под заголовком: Россия – Китай: Поднебесный «Черкизон»

"Черкизовский" надолго отравит отношения с Китаем

Пожалуй, никогда еще внутрироссийская коррупция не становилась причиной возникновения столь чувствительной, как нынешняя «черкизовская», международной проблемы. И никогда еще для решения внутрироссийской проблемы не приезжала правительственная делегация из другой страны. Теперь приехала. Из Китая. Около 15 человек, от нескольких министерств и провинций.

Пекин настроен крайне решительно, его послание Москве сформулировано в выражениях, которые не использовались, пожалуй, со времен 70-х гг. прошлого века. «Россия, – подчеркнула в минувшую среду газета «Хуанцю шибао», – возможно, считает, что давление на китайских бизнесменов имеет отношение лишь к сфере правосудия данного государства и никак не касается отношений с Китаем. Очевидно, что российская сторона осознает, в чем дело, но делает вид, что не понимает. А ведь любой необоснованно нанесенный китайским гражданам вред негативным образом отразится на китайско-российских отношениях».

На этом фоне сделанное перед приездом делегации из Пекина заявление представителя Министерства иностранных дел Андрея Нестеренко о том, что «действия российских властей по закрытию Черкизовского рынка в Москве не направлены против граждан Китая», воспринимается как вынужденное и запоздалое. Ведь китайские СМИ все последние недели пестрят публикациями, в которых говорится о многочисленных случаях (как в прошлом, так и сейчас) конфискаций товара у китайских торговцев российскими правоохранительными органами, избиений и поборов со стороны мафиозных структур. И все это преподносится как следствие «растущей настороженности» и дискриминации по отношению к Китаю и китайцам со стороны российских властей и населения.

Китайская сторона адресует Москве призывы разрешить проблему, исходя из «долгосрочных интересов» двух стран и народов; подчеркивая, что в двусторонних отношениях надо «смотреть в будущее». Между строк это можно прочитать и как завуалированную угрозу прибегнуть к экономическим санкциям. Например, поприжать российских экспортеров или «попридержать» очередной транш китайского кредита «Роснефти».

В китайской прессе подчеркивается, что «внезапное закрытие московского рынка «Черкизовский» <...> нанесло огромный ущерб нескольким десяткам тысяч китайских бизнесменов». А та же «Хуанцю шибао» (между прочим, официальное государственное издание по международной проблематике) напомнила, что «китайско-российские партнерские отношения стратегического взаимодействия являются краеугольным камнем стабильности Азиатского континента», а также о том, как «нелегко было Китаю и России построить такие стратегические отношения». Вывод газеты: «Нужно быть очень осторожным, если одна из сторон осуществляет действия, которые невыгодны партнеру или наносят ущерб его интересам».

Глава китайской делегации замминистра торговли КНР Гао Хучэн перед отлетом в Москву выразил надежду, что «стороны в кратчайшие сроки достигнут консенсуса путем дружеских консультаций». Но у него почти невыполнимая миссия. На Черкизовском рынке зарегистрировано более 60 000 торговцев из КНР (в реальности многие из них рассеяны по Москве, просто пользуясь черкизовской регистрационной крышей), но дело не только в них. Закрытие «Черкизона» нанесло болезненный удар по экономике ряда городов и уездов экспортирующих в Россию и СНГ провинций (Фуцзянь, Чжэжцзян и др.). Там уже остановили работу десятки фабрик, специализировавшихся на производстве ширпотреба – часто контрафактного – для российских потребителей. Без работы остались сотни тысяч людей. Под угрозой социальная стабильность в целом ряде районов.

Да, Пекин не хочет напряжения в отношениях с Москвой, но активная позиция на переговорах китайской делегации обусловлена еще и тем, что на Пекин давят южные провинции, рассказал мне знакомый китайский дипломат. «В результате, – пояснил он, – если раньше посольство КНР на серую растаможку и «народную торговлю» смотрело сквозь пальцы, считая это внутренним делом российской стороны, то теперь надо срочно что-то предпринимать».

Но излечить гнойник, который почти два десятилетия выращивался с молчаливого одобрения властей двух стран, за три дня будет невозможно. В субботу китайская делегация уже улетает. Да, она заявит российским чиновникам, что Пекин поддерживает меры по упорядочению двусторонней торговли, но считает, что это надо делать «постепенно», уважая при этом «элементарные интересы и права человека». Но кто сейчас в Москве отдаст приказ о возвращении китайским торговцам товаров! Ведь на львиную долю их нет никаких таможенных накладных. А речь, напомним, идет о 6000 контейнеров ширпотреба (50 железнодорожных составов), на которые нет еще и санитарных сертификатов, да и вообще часто никаких документов, кроме расписок. Фактически это чистая контрабанда, которую долгие годы было разрешено открыто продавать, но вот вдруг взяли и объявили вне закона...

Контрабандные (не только черкизовский, но и лужниковский, и десятки других) гнойники в России с миллиардными оборотами в год набухали в течение почти 20 лет. Однако с обеих сторон влиятельные заинтересованные силы делали все, чтобы максимально отсрочить их вскрытие.

Кстати, поначалу китайская делегация планировала встретиться с представителями российских и китайских СМИ. Но в последний момент было решено отказаться от такого общения. Сказать, видимо, нечего.

Итак, возникла серьезная политическая проблема в двусторонних отношениях с Китаем (а еще и с Вьетнамом). И напряжение вряд ли будет снято в ближайшие недели. А как результат могут быть омрачены как приближающееся 60-летие установления двусторонних отношений между нашими странами (2 октября), так и намеченный на середину октября визит премьера Владимира Путина в Китай.

На извечный русский вопрос, кто виноват, в данном случае – как и в большинстве других – ответ дан не будет. Разве что найдут козлов отпущения – в столичном руководстве или, на худой конец, в российской таможне. Но, возможно, этой жертвы будет уже недостаточно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать