Политика
Бесплатный
Наталия Портякова

Репортаж: В Цхинвали ничего не ломали специально

Спустя год после войны, Южная Осетия являет собой печальное зрелище. Разруха бросается в глаза сразу на подъезде к Цхинвали.
С.Николаев

Сегодня, спустя год после войны, Южная Осетия являет собой печальное зрелище. Разруха бросается в глаза сразу на подъезде к Цхинвали – на протяжении нескольких километров вдоль дороги виднеются каркасы разрушенных домов, точнее то, что от них осталось. Правда, это все бывшие грузинские села – их было четыре. Молодежь успела покинуть дома до начала активной фазы боевых действий, стариков вывозили уже жители Цхинвала. Позже их всех передали грузинской стороне, а их дома после войны доломали – чтобы проживавшим в этих селах грузинам уже точно некуда было возвращаться.

В Цхинвали ничего не ломали специально, но город производит ужасающее впечатление. В ходе боевых действий по всей республике были в той или иной степени разрушены 3533 частных домов и многоквартирных домов, говорит глава комитета по восстановлению республики Заур Кабисов. К декабрю этого года власти обещают сдать под ключ по всей Южной Осетии 250 домов, остальным домам - закрыть контур и кровлю, чтобы они смогли пережить зиму.

Сейчас в Цхинвали строятся 143 дома – там уже заложен фундамент, говорит Кабисов. На восстановление всего жилого фонда республики из бюджета России, по данным Кабисова, предусмотрено в этом году 2,2 млрд рублей. Из них 1 млрд – на восстановление частных домов, остальное – на муниципальное жилье (имеются в виду многоквартирные дома).

Общая цифра, заложенная в российский бюджет на восстановление социальной сферы и жилищно-коммунального хозяйства, составляет 8,5 млрд рублей, 3,5 млрд из которых уже освоены, сообщил в среду российский премьер Владимир Путин на совместной пресс-конференции с президентом РЮО Эдуардом Кокойты.

Когда эти деньги дойдут до обычных жителей Цхинвала, они сами не знают. За год, прошедший с войны, ни один дом в Цхинвали, требующий восстановления с нуля, не был отстроен, говорит председатель благотворительного фонда в поддержку пострадавших граждан Инара Габараева: стройка идет лишь в селе Хитогурово, бывшего эпицентром войны, в остальных населенных пунктах и селах ничего не делается.

Кое-что, впрочем, в Цхинвали уже построено – например, две школы и несколько детских садов. На нескольких улицах видны бульдозеры – но навскидку, стройплощадок, где ведутся работы, в центре столицы около трех, и везде – только фундаменты. Местные жители утверждают, что активные работы стартовали лишь пару недель назад – с назначением премьером республики Вадима Бровцева. При этом люди сетуют на то, что не могут пойти на снос своих разрушенных домов для начала стройработ, поскольку на время возведения нового жилья им просто негде жить.

Существование проблем с рядом разрушенных домов признает и глава комитета по восстановлению. Но они, по его словам, носят бытовой характер: живущие в общем доме родственники не могут согласовать между собой, стоит ли сносить дом, чтобы начать строительство по новой, а вмешиваться в семейные дела власти не могут.

До войны, рассказывает Инара Габараева, у нее был дом площадью 177 кв метров, она согласилась на то, чтобы новый дом был меньше - 125 кв метров. Такой метраж был определен недавно созданной под эгидой Минрегионразвития межведомственной комиссией – ее председатель Роман Панов обещал, что ровно столько всем собственникам частного жилья, потерявших свои дома, будет отстроено за бюджетный счет. Строительство одного дома такой площади оценили в 2,8 млн рублей. Сейчас однако, продолжает Габараева, комитет по восстановлению убеждает ее, что ее семье положены только 80 кв метров. «Я спрашиваю, почему, но объяснить и предоставить документов никто не может». Таких семей в Цхинвали, по оценкам Габараевой, минимум десять: «Люди боятся остаться на улице навсегда».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать