Политика
Бесплатный
Наталья Костенко|Максим Гликин

Виктор Вексельберг: нам хочется, чтобы в иннограде все было

Д.Гришкин

На ближайшем заседании президентской комиссии по модернизации будет обсуждаться особый правовой режим для иннограда в Сколкове и создание фонда для управления инноградом. Виктор Вексельберг, который возглавит этот фонд, рассказал "Ведомостям" о том, как будет обустраиваться новый город.

- Виктор Феликсович, какой формат выбрали для организации, которая займется строительством иннограда?

- По форме это будет фонд. Его соучредителями станут ряд государственных и частных структур. Их список на данный момент фактически определен. Это РАН, "Роснано", ВЭБ, Российская венчурная компания, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, собственник земли (т.е. государство через Фонд содействия развитию жилищного строительства) и некоммерческая организация, которую образуют вузы. Среди них точно будет МГТУ им. Баумана. Если успеем, то в число соучредителей войдут и иностранцы. Но если процесс будет затягиваться, на первом этапе мы ограничим список соучредителей, чтобы юрлицо появилось и приступило к работе, а дополним этот список позже.

- Какую позицию вы все-таки займете?

- Лично я совмещу позицию исполнительного органа, который в данном случае будет называться "президентом", а также пост сопредседателя в совете фонда. У фонда будет ряд коллегиальных органов. Одним из них будет консультативный совет, его формирование сейчас идет. В него войдут эксперты и ученые, а в возглавит совет с российской стороны академик Жорес Алферов, из иностранцев - с высокой долей вероятности нобелевский лауреат Роджер Корнберг. Мой визави окончательно не определен. Но где-то до середины - конца мая мы определимся.

- Какими будут вклады соучредителей фонда?

- Вклады соучредителей будут минимальными в соответствии с нормами действующего законодательства. На первых порах финансирование фонда будет происходить за счет бюджета. Сумма окончательно пока не определена. Сейчас заканчивается подготовка бюджета, и расходы на фонд на этот и ближайшие два года скоро станут известны. В этом году количество денег, которые потребуются фонду, будет незначительным. У него будет несколько направлений работы. Для начала - организационное строительство самого фонда. Это не очень большая организация, штат планируется в 50-70 человек. С точки зрения затрат главные расходы будут связаны с проектированием. В этом году мы только успеем подготовить техническое задание, выдадим его проектировщикам, может быть, подготовим архитектурную концепцию. Много денег на это не понадобится.

- Это будут наши или иностранные проектировщики?

- Это будет, конечно, тендер, и, конечно, в нем примут участие как российские, так и иностранные участники. Но скорее всего это будет иностранная компания, потому что преференция будет отдана тем компаниям, которые уже имеют практический опыт строительства и проектирования подобных объектов.

- В этом смысле вы на что ориентируетесь?

- Мы изучали такие проекты. Объекты все разные. Аналогичные проекты в различных странах имеют свою специфику не только историко-культурологического плана, но и обусловленную задачами, которые перед ними ставились. В Европе они, например, были связаны с созданием в регионе новых рабочих мест. В Гонконге это проект исключительно государственный и не предполагающий жилого фонда - одни лишь офисные здания. В Китае крупные преференции создавались под создание «городов нового типа». Мы понимаем, что в нашем случае это строительство, - все-таки город. Хотел бы особо подчеркнуть, что помимо пяти направлений президентской комиссии: IT, телекоммуникации, биотехнологии, атом и энергоэффективность – мы как направление особым образом будем продвигать философию создания новых подходов в градостроительстве. Это город, который должен включать в себя все новейшие подходы к строительству городов. По всему спектру - вопросам экологии, энергоэффективности, внутригородской логистики, обеспечения водой, теплом, утилизации мусора. Весь комплекс проблем, с которым сейчас сталкивается современный город. Кое в чем мы уже имеем определенный опыт, и нам хотелось бы, чтобы в этом проекте совместились все лучшие достижения. И в каком-то смысле получить стартап для нового градостроительства. Обкатаем там новые технологии, которые в дальнейшем могут быть тиражированы, независимо от местонахождения. Правда, у нас будет только малоэтажное строительство. Мы не собираемся строить небоскребы. У нашего города есть главное функциональное предназначение, и это наложит свои ограничения на архитектурные решения, которые там предполагаются.

- А на сколько жителей будет рассчитан город?

- По нашим подсчетам, порядка 25 000-30 000 человек.

- Предполагается одновременно возводить и офисные, и жилые здания? Что там должно быть?

- В городе должны быть определенные элементы инфраструктуры, которые, мы надеемся, обеспечат появление нового качества. Смысл всего этого проекта состоит в создании среды, способной обеспечить необходимые условия для создания инновационных проектов, стартапов, высокотехнологичных решений. Что для этого нужно? Какие элементы? Там точно будет академическая наука. Безусловно, будут какие-то институты, предприятия, которые будут заниматься фундаментальными исследованиями если не во всех пяти направлениях, то хотя бы в некоторых из них. Потом, там должны быть учреждения образования. Мы не планируем, что будет полномасштабный университет, но аспирантура, докторантура там обязательно будут. Люди, которые имеют базовое высшее образование, но стремятся его продолжить в области научно-технических исследований, будут нашими жителями. Ну и, конечно, там будут офисные здания и десятки или сотни, сколько получится, малых предприятий, занимающихся инновациями. И наконец, там будет техническая лабораторная база для тех отраслей, которым требуется проведение определенных исследований, испытаний, тестов. Потому что одной небольшой компании будет трудно в рамках своего проекта приобрести дорогостоящее лабораторное оборудование. Мы планируем создать такие центры коллективного пользования, которые будут доступны для всех по специализации. Также будут жилые помещения для населения иннограда и весь комплекс социально-культурных объектов: школы, детские сады, больницы, учреждения культуры и спорта. Все это должно дать возможность человеку чувствовать себя комфортно и посвятить всю сознательную деятельность максимально творческому процессу. Что нам всегда мешает? Быт, нас все время заедает быт. Нам хочется, чтобы там все было.

- А кто будет непосредственно бытом заниматься? Неужели тоже вы?

- Фонд создаст специальную дочернюю компанию, которая будет на первом этапе заниматься строительством, а позже - эксплуатацией всего этого комплекса. Этакая коммунальная контора.

- Железные дороги, аэродромы тоже будете строить?

- Их строительство мы пока не планируем. Логистика позволяет нам быть уверенным, что все это будет достаточно близко, Внуково недалеко. Электрички все рядом - Смоленского и Киевского направлений, будут построены четыре развязки автомобильные: на Минское, Боровское шоссе и МКАД. Если нашему жителю там станет скучно, то большой центр - Москва - готов его принять для развлечений.

- Сколько средств пойдет на возведение иннограда?

- Для начала должен сказать, что в президентской комиссии по модернизации запущен процесс по отбору проектов, которые могут быть реализованы на территории иннограда. Для оценки инициатив привлекаются различного рода экспертизы. В бюджете предусмотрены некоторые средства, которые будут направлены на софинансирование этих проектов. Этих средств (около 4,5 млрд руб. на 2010 г.) хватит, чтобы созданный фонд просуществовал полгода. А в дальнейшем, я надеюсь, мы попадем отдельной строчкой в бюджет будущего периода.

- А нельзя хотя бы приблизительно сказать, сколько будет стоить проект бюджету?

- Общий объем, который потребуется для реализации проекта в ближайшие 2,5 года, - это порядка 50-60 млрд руб. Пока мы не имеем соинвесторов, придется рассчитывать на бюджетное финансирование. Будет предусмотрено полномасштабное финансирование всего проекта - и строительства объектов, и создания инновационной инфраструктуры. Одна из наших ключевых задач - создание независимой экспертизы, поиск экспертов, которые никак не связаны с деятельностью ни конкретных территорий, ни конкретных проектов. Большое внимание уделим организации и фиксированию авторских прав, работе с патентами. Создадим структуру, которая будет заниматься бизнес-инкубаторами и стартапами – финансировать не готовые проекты, а идеи. На территории Сколкова будут действовать отделения венчурных фондов. Скорее всего, наш фонд тоже создаст свой венчурный фонд, чтобы не дожидаться кого-то «на берегу», а сразу осуществлять связь между идеями и рынком. Отдельная часть будет выделена под проекты, которые будут структурированы с крупными действующими компаниями. Мы их пригласим, чтобы они там размещали свои R&D-центры, исследовательские и лабораторные центры. И на определенных условиях предложим крупному капиталу стать нашими партнерами и участниками проекта. Отдельно хотелось бы подчеркнуть, что вся деятельность, которая будет организована там, будет коренным образом отличаться от тех подходов, которые существуют, например, в "Роснано". Я не противопоставляю – просто будет по-другому.

- А в чем разница?

- Государство выделило деньги "Роснано", чтобы та наиболее эффективным образом их вложила в определенные проекты. Тут деньги будут выделены не для того, чтобы мы их вкладывали, а для того, чтобы мы создали среду. В которой в дальнейшем этот процесс будет организован без участия государства.

- То есть вы за конечный результат не отвечаете?

- Наша задача – создать условия, чтобы туда пришло много талантливых или полусумасшедших, но с гениальными идеями людей. А экспертиза в конечном счете нужна, чтобы отбраковать те из инициатив, которые не имеют перспективы, и помочь тем, у кого такая перспектива есть. Что было бы, если бы "Роснано" сказала: у нас получится два проекта из 10? Уже и сейчас Счетная палата и прокуратура не отходят от них, а тогда, я думаю, "Роснано" быстренько бы закрыли. Здесь в том и идея: мы создаем среду, мы, безусловно, будем иметь возможность выделять гранты, но надо привыкнуть сразу к мысли, что успешными будут далеко не все проекты.

- А в чем роль "Роснано" будет в вашем фонде?

- Госкорпорация будет одним из соучредителей. Мы, безусловно, будем пользоваться ее экспертизой, опытом, пониманием, знанием отраслей. Но они не будут никак вовлечены в операционную деятельность фонда. Мы будем стремиться, чтобы государство максимально было удалено от деятельности фонда. Оно должно запустить проект, и пусть он живет свободной, демократической жизнью. Когда ученый начинает какую-то работу, конечно, он не знает до конца, где и как у него это получится. Это не тот формат, когда человек приходит и говорит: вот тебе бизнес-план, дай мне денег и через год-два верну их с такой-то доходностью. Забыли. Это другая история. Мы еще мало понимаем, что такое венчурный капитал, как работает вся эта история. Вообще, считаю, что таких проектов, как наш, должно быть много в такой огромной стране. Мы ни с кем не собираемся конкурировать. Да пока и не с кем, к сожалению.

- Как будет происходить на практике отбор проектов и какие льготы получат отобранные?

- Вот к нам пришла группа людей с идеями. Эти идеи направляются на экспертизу. Эксперты посмотрели, говорят: есть смысл. Тогда мы этот проект регистрируем в качестве участника. Участник приобретает особые преференции. Первое - наши услуги (офисные, жилищные, инфраструктурные) дешевле, чем в Москве. Потому что прибыль от аренды - это не цель нашей деятельности. Мы этим не зарабатываем. Все - по себестоимости. Второе – сейчас идет в дискуссиях, иногда на повышенных тонах, подготовка особого правового режима, который будет действовать на территории, управляемой фондом.

- В чем особенность этого режима?

- Преференций будет много. Самые болезненные дискуссии идут с Минфином, потому что будут налоговые преференции. Компании, получившие статус резидента, будут освобождены от налогов на прибыль, на имущество, иметь пониженные ставки социальных отчислений. Это наша задача – мы должны обеспечить инфраструктуру и льготные условия. К нам многие захотят попасть. Поэтому у нас будет жесткий контроль, и ряд проектов, которые придут, смогут получить еще и гранты. Но не обязательно. Например, если мы говорим о R&D-центрах крупных компаний, у которых есть направление, есть заказчик, - я не вижу такой необходимости. Но если пришли люди с идеей и у них еще ничего нет, мы им будем помогать найти соинвестора. Мы привлечем им партнера в виде венчурного капитала. Или даже найдем возможного покупателя их конечной продукции.

- Когда будет обсуждаться особый режим в Сколкове?

- На очередном заседании комиссии по модернизации. Планируется, что министр Эльвира Набиуллина лично доложит о подготовке закона. Мы надеемся, что в течение мая этот закон будет уже подготовлен и внесен в Госдуму еще в рамках весенней сессии. Кстати, не факт, что останется название "Сколково". Фонд будет называться несколько по-другому, мы сейчас находимся в процессе поиска более громкого названия.

- А как будут действовать проверяющие структуры: Ростехнадзор, Роспотребнадзор?

- Из ряда законов будут произведены изъятия, полномочия ряда проверяющих органов будут переданы фонду на территории города. В ряд законов предполагаются изменения и дополнения по отношению к этому проекту, а ряд положений будут разработаны отдельно. Речь, конечно, не идет о создании собственных правоохранительных органов. Но хотелось бы, чтобы та милиция, которая будет осуществлять свои функции в иннограде, была бы немного другой, чем по всей стране.

- А функции органа местного самоуправления тоже будет выполнять фонд?

- Все основные функции, которые исполняют органы местного самоуправления, будут переданы в фонд. На территории города будут сведены к минимуму полномочия местного самоуправления.

- Наверняка и у вашей "Реновы" есть свои инновационные проекты. Их вы не предлагали?

- Для меня, я думаю, тут получится история "сапожника без сапог". По нашей российской традиции все дискуссии с Минфином и другими ведомствами изначально происходят из презумпции виновности: вы это делаете для того, чтобы обойти так грамотно действующую систему регулирования, и поэтому мы вам этого не позволим. Если так строится диалог, то ты себя уже по-другому ощущаешь, мягко говоря, некомфортно. И тебе надо доказывать, что ты туда не воровать идешь, а заниматься совсем другими вещами. Есть люди, которые приветствуют и поздравляют, а другие говорят, что сейчас "Ренова" начнет вокруг этого проекта находить для себя различные преференции. Я могу гарантировать, что к своим будут в десять раз жестче требования, чем к остальным. Конечно, у «Реновы» в заделе есть ряд проектов, потому что мы давно и внимательно занимаемся высокими технологиями. Но, уверяю, все будет абсолютно прозрачно. Именно для того, чтобы не было таких разговоров, мы будем уделять максимальное внимание вопросам экспертизы, отбора.

- А при обсуждении правового режима иннограда что вызывает наибольшую дискуссию?

- Налоговые преференции. Время, на которое нужно объявлять налоговые каникулы. Или, например, что делать, если проект оказался суперуспешным и компания начала зарабатывать бешеные деньги, – вправе ли она пользоваться льготой? Я думаю, не вправе. Если она хочет и дальше жить в этом городе, пусть начинает платить нормальные налоги. Сейчас обсуждаем планку. Отмечу, однако, что атмосфера этих дискуссий, которые проходят на многочисленных совещаниях у [ первого замруководителя администрации президента Владислава] Суркова, [вице-премьера Сергея] Собянина, [помощника президента Аркадия] Дворковича, с приглашением представителей всех ведомств, очень конструктивная. Люди понимают, для чего они это делают, и реально заинтересованы найти решение.

- Когда первые жители могут появиться в городе?

- Думаю, года через три с половиной.

- А как будет проходить работа по приглашению иностранцев?

- Это самое важное. Потому что мы этого не умеем, не знаем. А они какой-то этап этого пути уже проходили. И нам это их знание очень нужно. Речь не идет о знании конкретного проекта, а о том, как организовать этот процесс. Как привлечь венчурный капитал, как оказать поддержку стартапам, как обеспечить маркетинг и связь с бизнесом. Для этого нужны иностранные специалисты. Наша задача - опросить их, привлечь, убедить. Потому и должны быть иностранные сопредседатели с опытом и знанием работы в этих отраслях. Тут мне поможет опыт работы в ТНК-BP – эта компания реально интернациональная, и она стала хорошей школой нахождения компромисса между западным и российским подходами. Кроме того, мы хотим создать такие условия, при которых сюда приехать было бы интересно иностранным ученым. Не только людям, связанным с организацией процесса, но и непосредственно специалистам. Думаю, набор тех преференций, о которых я говорил, их серьезно заинтересует. Мы сейчас запустили ряд международных опросов на нескольких рынках. Для того чтобы понимать взгляд со стороны иностранных специалистов, что им будет интересно и при каких обстоятельствах они примут для себя решение сюда приехать. Думаю, мы увидим самые разные ответы. Например: "Мы хотим в Россию, но ваш визовый режим для нас убийственный". Мы им скажем: для вас будет особый режим. Или: "У нас дети, а отпустить их в обычную школу боимся». Мы скажем: вот вам частная школа и преподаватели. Это будет важным предварительным этапом - получить и обработать мнения людей по поводу того, что там нужно, прежде чем мы сформируем техническое задание проектировщикам. Лично я уже разослал более 100 писем в различные учреждения с приглашением специалистов, получил отовсюду положительные ответы, везде готовы поддерживать, принимать участие. И формирование правильной кадровой команды будет ключом к победе. Построить мы построим - хуже или лучше, а чтобы это жило, крутилось...

- Уже заговорили о том, что в фонд вслед за вами уходит президент ЗАО "КЭС" Михаил Слободин...

- Тут надо правильно расставить акценты. Совсем недавно мы произвели кадровые изменения в КЭС, и господин Слободин занял пост президента, за которым закреплены два ключевых направления: стратегия развития компании и все, что связано с энергоэффективностью. У нас большие наработки в этой сфере, есть свой институт энергоэффективности, наработки по реализации проекта «энергоэффективный город» - разработан концепт. Конечно, КЭС, как один из главных частных институтов в энергетике, будет партнером сколковского проекта. В каком виде и как - говорить преждевременно. Особенно памятуя о том, что к компаниям группы будет особо пристальное внимание.

- Так Слободин не будет менеджером фонда?

- Нет, не будет.

- А КЭС как партнер что будет делать?

- Я уже говорил, что неизбежно мы будем привлекать крупные компании для размещения в иннограде R&D-центров. Допустим, BP, Shell имеют наработки, идеи и проекты, связанные с определенной тематикой, - welcome. Если эти проекты будут соответствовать требованиям. Приходите, организуйтесь здесь. Мы всем кинем клич на первом этапе.

- Но если говорить о вашей команде - кого-то из своих нынешних сослуживцев планируете пригласить?

- Если это и произойдет, то перейдет очень небольшое число людей. Люди нужны на своих местах. К тому же система подбора кадров там будет прозрачная и понятная - на конкретную позицию нужен будет лучший специалист. Если в какой-то момент лучшим окажется специалист из "Реновы" - ради бога. Но совсем не обязательно. Да и откуда в "Ренове" биологи, ядерщики, медики?

- А кто будет заниматься приемом на работу менеджеров? Совет?

- У нас достаточно кураторов, которые пристально следят за этим процессом.

- Но пока никто приглашения такого не получал?

- Нет.

- А команда когда должна быть сформирована?

- Еще нет юрлица. Но, думаю, костяк появится в районе июня. Мы определимся с базовым набором участников и менеджерской команды. На начальном этапе это, конечно, будут частично люди "Реновы", частично консультанты, частично люди, которые выразили желание участвовать. Вот такой симбиоз.

- А из руководства администрации президента или правительства кто-то может войти в органы фонда?

- Нам не избежать участия государства, учитывая, что будет бюджетное финансирование. Поэтому мы будем готовить предложения, куда мы собираемся направлять деньги. Утверждать по установленной процедуре. Поэтому государственное око будет присутствовать. Но в инновационном процессе я бы хотел, чтобы роль государства была сведена к минимуму. Хотя и недооценивать роль государства тоже не надо. Конечно, в представительные органы фонда представители государства войдут. Это необходимо. Тем более что есть ряд вопросов, которые требуют непосредственного участия государства: по земле, инфраструктуре. И большое спасибо президенту Дмитрию Медведеву, что он уделяет этому столько внимания. Даже беседуя с иностранными коллегами, он находит время сказать о проекте, пропагандирует его. Просит их: помогайте, подключайтесь.

- И как они реагируют?

- Все - за.

- А с Алферовым вы взаимодействуете?

- Да. Мы с ним встретились, обсудили общее направление развития.

- Вы занимаете посты в ТНК, "Ренове", "Русале"... Вы будете совмещать их с руководством фонда?

- В ближайшее время я буду сокращать свое присутствие. По крайней мере, новый пост несовместим с участием в исполнительных органах, из которых мне придется уйти.

- Уходя, вы будете ...

- Подождите. Не надо меня раньше времени хоронить. Я сказал, что в ближайшее время я приму такое решение, но когда и откуда, пока говорить рано.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать